Menu
Кто такой Андрей Симановский? Рассказываем про успешного основателя «Сима-ленд»

Кто такой Андрей Симановский? Рассказываем про успешного основателя «Сима-ленд»

В Ічнянських мисливських угіддях, що на Чернігівщині, діє злочинне угруповання

В Ічнянських мисливських угіддях, що на Чернігівщині, діє злочинне угруповання

АБЛЯЗОВ СЛОМАЛ ОЧЕРЕДНУЮ АФЕРУ НАЗАРБАЕВА!

АБЛЯЗОВ СЛОМАЛ ОЧЕРЕДНУЮ АФЕРУ НАЗАРБАЕВА!

Сурков без Донбасса. Кремль сделал ставку на новых архитекторов

Сурков без Донбасса. Кремль сделал ставку на новых архитекторов

Frederic Jolio-Curie

TRUTH TRAVELED WITHOUT A VISA.

Лоцманы-убийцы

Лоцманы-убийцы

В Дзержинском районном суде слушается громкое дело
Потерпевшим выступает скандально известный адвокат Игорь Макаров, а среди подсудимых — 65-летний лоцманский командир Санкт-Петербурга и президент Ассоциации лоцманов России Владимир Егоркин.

Лучший друг лоцманов

На скамье подсудимых — семь потенциальных злодеев. В зале — восемь человек в прокурорской форме: почти все — члены следственной бригады СУ при Генпрокуратуре. Последнее заседание целиком было посвящено только одному человеку — главному свидетелю обвинения, самому потерпевшему господину Макарову. Защита просила истребовать информацию о сомнительной истории из его прошлого — о привлечении Игоря Макарова к уголовной ответственности. Но суд в удовлетворении этой просьбы отказал. Хотя вопрос о том эпизоде в его биографии Макарову все же был задан. Отвечал адвокат на него мутно. Дело, по его словам, касалось страховой фирмы "Вирилис", учредителем которой ему довелось быть в 1994 году. Как бы то ни было, срока он не получил — дело было "вроде бы" прекращено в связи с изменившейся обстановкой, — пояснил Макаров.

Собственно о лоцманских делах Игорь Макаров рассказывал подробно и долго. В 1992 году работал юристом Василеостровской налоговой, и в том же 1992-м его познакомили с Владимиром Егоркиным, возглавлявшим ТОО "Общество морских лоцманов Санкт-Петербурга", с целью проконсультировать по вопросам налогового законодательства. После знакомства с Егоркиным Макаров стал постоянно консультировать лоцманов, более того, неким образом они оказались завязаны на ту самую страховую компанию, с которой Макаров едва не "уехал на нары". Пока у фирмы были проблемы — появились сложности и у клиентов, в том числе и лоцманов, которые не получали страховых выплат. Тем не менее эта ситуация со временем с помощью Макарова разрешилась.

Далее было изменение формы собственности Ассоциации лоцманов в связи с требованиями законодательства середины 1990-х, и из ТОО "родились" одноименные Автономная некоммерческая организация (АНО) и Закрытое акционерное общество. И тут Макаров тоже активно помогал советами. По образу и подобию петербургского общества аналогичные независимые лоцманские организации создали во всех остальных портах страны. Но, по словам Макарова, камнем преткновения стал порт Новороссийск, где Егоркин совершил, как считает адвокат, свою главную ошибку. В результате конфликта с администраций порта — капитаном — лоцманская ассоциация была отстранена от работы. Разрулить ситуацию удалось окончательно только к 2003 году, когда по суду обиженные лоцманы при активном содействии Макарова получили 115 — 120 миллионов рублей. Но, как считает потерпевший, должного вознаграждения за свои услуги адвокаты не получили.

"Бомба" из сейфа

17 июля 2001 года на лоцманов обрушилось новое несчастье. Вышло постановление правительства России N 538, запрещающее частным лоцманским компаниям заниматься проводкой судов в крупнейших портах России. А чуть ранее из-за неких "терок" внутри коллектива было принято решение о выкупе некоммерческой организацией части акций ЗАО "Общество морских лоцманов Санкт-Петербурга". Цену назначили в 20 тысяч долларов, с условием рассрочки платежа на 3 года. В итоге к 20 мая 2001 года у АНО на руках оказался контрольный пакет. А тут еще постановление правительства полностью перекрыло кислород и фактически оставило лоцманов без работы. Макаров, по его словам, не бросил товарищей в беде и вместе с юристами созданной им коллегии "Константиновское" продолжал поддерживать лоцманов. За услуги денег не брал — входил, так сказать, в тяжелое материальное положение, однако через суд получал исполнительные листы на возмещение невыплаченных сумм, которые до времени клал в сейф.

Тогда же Макаров стал и почетным лоцманом.

После нескольких кругов на "судебной карусели", как это называет сам Макаров, — от районных судов до Конституционного — в 2004 году последний признал неконституционным постановление правительства. Но администрация порта, по словам Макарова, не спешила восстанавливать отношения с независимыми лоцманами — речи о возврате денег ни по акциям, ни по набежавшим счетам юристов тоже не шло. А суммы набежали немалые — на настоящий момент лоцманы, по подсчетам Макарова, должны юристам 31 миллион 28 тысяч 933 рубля.

На грани фантастики

В январе 2005 года между Егоркиным и Макаровым произошел разговор, в ходе которого, как рассказал суду потерпевший, лоцман якобы заявил, что "закажет" Макарова. Впрочем, после этого их отношения продолжились, несмотря ни на что. За это время в АНО создали наблюдательный совет, куда ввели, а затем и избрали председателем, Макарова.

При этом он активно начал интересоваться финансовой стороной деятельности общества — якобы работа лоцманской службы в 2004 — 2006 годах наладилась, но никаких выплат ему не поступало, зато огромные суммы, по словам Макарова, уходили на счета неких московских компаний. Были и другие "странные" траты. Макаров поведал суду о том, что по инициативе Егоркина готовилось некое универсальное и поистине фантастическое судно: 3 оси с мерседесовскими звездами на концах и полутораметровыми колесами, плюс ко всему — реактивный двигатель от самолета. На его постройку, по данным потерпевшего адвоката, ушло 450 тысяч долларов. Затем на карточке Егоркина, по словам Макарова, оказались 4 миллиона рублей.

В конце концов 11 сентября 2006 года Макаров решил дать ход отложенным на "черный день" исполнительным листам. В тот же день началась активная фаза противостояния. Если раньше речь шла исключительно о господине Егоркине, то с этого момента постепенно на арене стали появляться и другие будущие подсудимые. "В районе 20.30... на мой телефон позвонил неизвестный, который потребовал встречи". В итоге переговоров выяснилось, что звонивший — Юрий Борисович Усанов (кстати, сын бывшего главного строителя дамбы). На встречу Макаров отправился не один и предварительно предупредил супругу и знакомого сотрудника ФСБ — полковника Смирнова.

В ходе встречи Усанов якобы Макарову предложил решить вопрос по финансовым притязаниям юристов за 400 тысяч долларов. Бесстрашный адвокат отказался, даже услышав про неких людей, которые "крышуют лоцманов с 1996 года". 23 октября произошла еще одна встреча — с неким сотрудником РУОПа Новиковым, который, по версии потерпевшего, предложил за услугу уже 350 тысяч долларов. А следующим утром у Консерватории, где трудился Макаров в должности проректора, его избили трое неизвестных. Угрозы Макаров воспринял серьезно и обратился в УФСБ. Дальше — больше. Адвокату, по его словам, звонили, молчали в трубку или повторяли угрозы. Опасаясь за свою жизнь, Макаров, как он говорит, даже ночевал в Консерватории на стульях.

Апогея история достигла 12 марта 2007 года. Как потом напишут в СМИ: председатель коллегии адвокатов "Константиновское" вышел из парадной своего дома на 12-й линии Васильевского острова, колесо его "Форда" было пробито, в тот момент, когда он осматривал машину, к нему подошли двое неизвестных и нанесли удар ножом.

На этом кульминационном моменте суд решил прекратить допрос потерпевшего (рассказ адвоката длился 6 часов!), сделав перерыв до следующего заседания. Можно не сомневаться, что самое интересное в этом процессе еще впереди.





Источник: “http://www.rospres.com/crime/4349/”

Stas Jankowski

To convincingly lie, you need to know the truth well.