Menu
Преступная Россия – сайт о том, почему мы так живем

Преступная Россия – сайт о том, почему мы так живем

Убытки госпредприятий погасит бюджет, а прибыль получат олигархи

Убытки госпредприятий погасит бюджет, а прибыль получат олигархи

Преступная Россия - инсайд, коррупция и криминал

Преступная Россия - инсайд, коррупция и криминал

Преступная Россия – окно в мир криминала

Преступная Россия – окно в мир криминала

Frederic Jolio-Curie

TRUTH TRAVELED WITHOUT A VISA.

Латвийские аферисты массово отбирают у москвичей недвижимость, власть молчит

Справка Руспрес: Сергей Маликов, Андис Анспокс и бывший замглавы полиции Риги Нил Журавлев – известные по всему миру аферисты. Латвийская отмывальная схема работает до сих пор! Десятки микрофинансовых компаний черных кредиторов, которые отняли тысячи квартир у москвичей оказались связаны с латвийскими банкстерами и микрофинансистами. Это Центр займов 365, Международное кредитное бюро, Столичные кредиты, Московская залоговая компания, Мск групп, Парнас, Единый кредитный сервис, Риэлти капитал, Фаст займ, Кредит финанс.

Сами микрофинансовые компании используют при отъеме недвижимости около полутора лет и закрываются, затем открывают новые.

Обычно они выдают займ под залог недвижимости в районе миллиона рублей под 28-30% годовых (банки выдают потребкредиты дороже), но пользуясь уловками (первой просрочкой или обманом кредитора с фиктивными каникулами) через два-три месяца забирают у заёмщика квартиру и выселяют его семью. Для этого нанимают отморозков выселяторов, сообщал автор расследования Иван Голунов.

Организатором схемы оказался Сергей Маликов и чиновники-коррупционеры - латвийский борец с геями Андис Анспокс и экс замглавы полиции Риги Нил Журавлев. Маликов засветился в отмывании денег (Ландромате), он основатель прибалтийской West credit, которая финансируется и патронируется акционерами Rietumu bank.

Маликов - откровенный ублюдок и за черные методы его аналогичный бизнес запрещали в Латвии - при выселении беременной женщины West credit распылял перцовый газ в квартире, в другом случае демонтировал окна и двери.

В России бизнес Маликова финансируют местные инвесторы - экс-сотрудник ВЭБ Александр Ильин, сын управляющего директора Капитал Лайф Владислава Снопка, сын бывшего зампреда Газпрома Александра Рязанова, владелец мусорного полигона Аннино Сергей Житченко и директор по развитию банка Финсервис Юрий Дьячков.

Успех грязного бизнеса Маликова в России привлек и других банкстеров - его бывший юрист помогает отбирать квартиры в компании Брайтон плюс, которая гордится стратегическим партнёрством с Совкомбанком.

 

ООО «Московская залоговая компания» или как кредитные аферисты продолжают ставить Россию на колени

 

О том, как работают аферисты из ООО «Московская залоговая компания» и не только. Наш рассказ неприятно удивит целую сеть кредитных мошенников Москвы. Откуда на улицах появляются пожилые бездомные? Почему молодые семьи с детьми живут в гаражах у знакомых? Как предприниматели теряют не только свой бизнес, но и становятся бомжами? Кто использует для своего преступного обогащения сложившуюся непростую социально-экономическую ситуацию в стране?

Процветающий на несчастьях и бедах квартирный «бизнес».

Государство одной из главных функций несет в себе охрану прав и свобод гражданина, его частной собственности, регулирование бизнеса через принятие и соблюдение законов. Но всегда находятся беспринципные коммерсанты, готовые ради собственной наживы на грани нарушения закона, а зачастую и за этой гранью, беспощадно расправиться с любым человеком, оказавшимся в трудном экономическом, а иногда и моральном положении. В сегодняшней сложной ситуации многолетнего кризиса многие малообеспеченные слои населения отодвинуты за грань выживания, оказались прижаты к стене денежных обстоятельств и готовы на все, в том числе на подписание любых документов, лишь бы выжить с помощью займа, отодвигающего хоть на небольшое время пропасть денежных долгов. А для кого-то эта наживка ведет к последнему рубежу потере всех сбережений и крыши над головой, так как в нашей стране полным ходом процветает под видом частного ростовщичества охота за квадратными метрами. Кто же и почему сам подписывает договоры купли продажи своей последней собственности по цене, которая в десять раз ниже рыночной?

Беспомощные и слабые сами идут в лапы квартирных рейдеров. Схема мошенничества дьявольски гениальна. Преступники берут то, что можно взять без лишнего шума и сопротивления. Ведь за займом идут те, кому отказал банк, у кого нет официального дохода, у кого нет денег даже на юридическую консультацию по предлагаемым к подписанию документам. И будь это семья с долгами, у которой недавно умер единственный кормилец, или нескончаемые непогашенные кредиты за счета в больницах за смертельно больного близкого человека мошенникам без разницы. Всех жертв квартирных охотников объединяет одно вера в порядочность людей и силу закона, который всегда их будет защищать.

Как работает криминальная схема

Будущая жертва желает получить заём на неотложные нужды. Обстоятельства обычно такие, что «еще вчера» нужно было заплатить за лекарства, за медицинскую операцию, за ипотеку. Требуемая сумма, как правило, немаленькая, зачастую от 500 тыс. до 1 млн. рублей.

Не найдя для себя выхода из ситуации в банке или у родственников, клиент мошенников начинает буквально на столбах читать о всемогущих организациях, предлагающих денежные средства здесь и сейчас по договору займа. Ослепленных безвыходностью жизненной ситуации жертв не смущает, что заём выдается под залог квартиры, а появившийся мнимый просвет в темном царстве в виде кучки наличных денег их самих «ведет на убой» в ближайший офис преступников.

Каждый банк, принимая решение о выдаче займа под залог недвижимости, производит оценку объекта и через определенный срок выдает клиенту сумму, составляющую только 70-80% стоимости объекта, чтобы в случае невозврата кредита покрыть издержки, связанные с обращением взыскания на заложенную квартиру и последующей реализацией.

Но мошенники предлагают за заём, например, в 2 млн. рублей, заложить квартиру стоимостью в 6-8 млн. рублей, но зато наличные деньги клиент может получить в кратчайшие сроки!

Мошенники, не имея банковской лицензии на осуществление операций по кредитованию, даже бравируют этим, объясняют жертве, что выход из этой ситуации есть и предлагают вместо договора залога, который обычно подписывают в банках, подписать для аналогичного случая кредитования договор купли-продажи квартиры. Это предложение всегда делается до передачи денежных средств займа, так как жертва все еще ослеплена своим горем отсутствия финансов и предложение является сильным козырем в психологическом давлении. Многие мошенники этот шаг даже умудряются преподнести как шаг навстречу клиенту, так как, по объяснениям черных кредиторов ни один банк даже не стал бы и слушать такого клиента, как пришедшая к ним жертва.

Но на протяжении всех переговоров до передачи займа мошенники говорят только о договоре залога. И только в последний момент, когда перед глазами жертвы лежит сумма такого долгожданного займа, клиенту подсовывают договор купли продажи квартиры и невнятные объяснения о необходимости его подписания. Человеку, почти получившему заём и полагающему, что остались только бумажные формальности, психологически очень трудно отказаться от получения наличных, встать и уйти из этой западни. А иногда буквально встать и уйти мешают подмешанные жертве преступниками в кофе или воду психотропные препараты.

Бесконечные изматывающие ожидания встречи излюбленный инструмент всех мошенников. Несчастный может пунктуально прийти на заранее оговоренную встречу, но по сценарию черных ростовщиков высиживает часы между мимолетными появлениями див в полупрозрачных блузках, при этом продолжающих с кем-то параллельно решать вопросы по телефону, создавая ореол безумной важности и занятости. У нас появилась возможность показать вам, как организованно мошенничество с видом прямо из центрального офиса черных ростовщиков ООО «Московская залоговая компания», расположенного по адресу ул.Крымский Вал, д.3 стр2.

Как мы можем заметить, многие клиенты, сохраняя здравый смысл, спрашивают «кредитных» менеджеров, почему все должны выписаться из квартиры, которая передается якобы в залог.

На разумные вопросы клиентов о том, почему необходимо по предлагаемому договору выписывать всех из квартиры, даже если вовремя вносишь все процентные платежи, юрист черных ростовщиков путанно отвечает, что это единственный способ защитить их бизнес от мошенников.

Как оформлен залог? В каком договоре можно увидеть условия? Почему договор не показывают? Все эти вопросы перекладываются на старшего юриста, который решает их хождением по другим кабинетам и невнятными формулировками, что этот пункт можно переделать.

Под пение радостных фанфар в голове жертвы, подписываются документы с наименованием «договор займа», в котором об обеспечении займа залогом ничего не сказано. Отдельное соглашение о залоге не заключается. Вместо этого наглые преступники подсовывают договор купли-продажи недвижимости, в котором прописан пункт о том, что денежные средства за «покупаемую» квартиру получены до подписания договора и претензий у уже обманутой жертвы нет. После того, как жертва подписала документы, черным кредиторам уже не интересно, будет ли их жертва платить проценты по займу или окончательно загнется от своих проблем. Добрый «займодавец» уже стал полноправным собственником квартиры, по цене в разы ниже рыночной.

В итоге, это все. Тут уже не важно, сколько времени пройдет до того момента, пока несчастный протрезвеет от своей невнимательности и безграмотности. Это может быть годовое исключительное исполнение договора займа со всеми платежами процентов в срок, а в конце требование выселиться из «проданной» за чашку кофе квартиры. А может быть и следующий за подписанием документов месяц, когда у переоформленной в Росреестре квартиры объявляется хозяин с новыми замками, полицией и требованием срочно освободить объект частной собственности, еще вчера принадлежавший горе-заемщику.

Бывают случаи, когда уже звериный инстинкт преступников заставляет на усмотрение менеджеров платить комиссионное вознаграждение до 30% от суммы займа самых беспомощных клиентов. Естественно, у заемщиков таких денег нет, поэтому они вынуждены выплачивать эту комиссию из полученных в заём средств, то есть потерпевший уходит в неизвестность дальнейшего существования без жилья всего лишь с двумя третями оговоренной суммы займа.

Черные ростовщики, известные всей полиции

Все пострадавшие в своих заявлениях в МВД, Генеральную Прокуратуру, ГУЭБиПК, ФСБ, указывают на одни и те же юридические лица: «МСК Групп», «Парнас», ООО «НЕГУС», «ВАШ БРОКЕР» «ЛАЙНЕР» (переименовано в ООО «Московская залоговая компания»), ООО «Международное кредитное бюро». И на одних и тех же мошенников в этих фирмах: Алексеев Игорь Владимирович, Сажинов Георгий Юрьевич, Гусельников Роман Иванович, Талачева Ольга Николаевна, Андреев Сергей Викторович, Сухарева Олеся Сергеевна, Шкарлет Андрей Владиславович, Лопатченко Ирина Анатольевна, Чернега Олег Николаевич, Лысак Юлия Геннадьевна, Момзикова Наталья Васильевна, Кудрявцева Яна Анатольевна, Федечкин Станислав Валерьевич, Пегишева Анна Александровна, Востокова Светлана Евгеньевна, Индиченко Александр Валерьевич, Розенбах Антон, Наумов Денис, Мануйлова Елена Аркадьевна.

В их офисах все еще проводятся совещания, на которых обсуждаются тексты презентаций своих услуг, в том числе с предупреждениями «не болтать лишнего» сотрудникам, так как их могут записать.

На совещаниях «головного офиса» разбираются все нюансы бизнеса заемщика или ситуации в их жизни, по которым делаются выводы о способах отъема недвижимости.

Местами в своих же документах самим аферистам не хватает юридического образования, когда они не могут разобраться в разнице сумм в договорах и оставляют этот вопрос на самопроизвольные импровизации менеджеров по работе с клиентами.

Выявляются случаи, когда с клиентом нужно прекратить работу, так как тот проявляет здравый смысл. Руководитель всем объясняет, что если клиент способен выявить в документах и задать вопрос о разнице в стоимости квартиры и цене, указанной в договоре купли продажи, то это не клиент их «лохоторона».

Работа по развитию компании поставлена на поток, для наибыстрейшего масштабирования преступного бизнеса черные ростовщики не жалеют средств и времени на оптимизацию бизнес-процессов от звонка клиента до его «упаковки» фиктивными договорами.

Все бизнес-процессы по маркетингу отлажены чётко, чтобы вовремя поощрять агентов, которые приводят жертв, и отслеживать тенденции в продвижении своих услуг в тех или иных целевых аудиториях.

Ну и конечно, мы решили предоставить вам возможность полностью выслушать выступление ловкого торгаша чужими судьбами за столом самодельного кредитного бюро. Тут сам сотрудник не показывает и запрещает выносить копии предлагаемых к заключению договоров, убеждает в выгодности процентных ставок, обещая при этом снижать их, пока клиент не согласится на сказочные условия. Тут даже сам клиент считает одну третью комиссионных за выдачу такой вот ссуды.

Кто набивает карман, отбирая последнее?

По сведениям единого государственного реестра юридических лиц у ООО «Московская залоговая компания» ОГРН 1127746647555 , ИНН/КПП 7728816630/770601001 единственным учредителем является ООО «Ноябрь холдингс», ИНН 7706432277, ОГРН 5157746274406, генеральный директор Алексеев Игорь Владимирович.

У ООО «Ноябрь холдингс» генеральный директор все тот же Алексеев Игорь Владимирович:

По этому же адресу находим еще ООО «Долговой центр недвижимости» с директором Алексеевым Игорем Владимировичем и учредителем, сыном Ильина Константина Васильевича Ильиным Александром Константиновичем:

Общество против МСК опгрупп. Стоп бандос Итак, основным владельцем криминального бизнеса, скрывающимся за огромным штатом наемных зазывал, является Ильин Александр Константинович. Естественно, этот господин давно уже подготовил схему вывода денежных средств на зарубежные офшорные счета для организации мгновенного побега от правосудия по первым тревожным сигналам от своих покровителей в силовых структурах. Основной преступный капитал, состоящих из последних надежд бездомных на сегодняшний день людей, хранится на счетах компании Lordena Ventures LTD. , зарегистрированной на Британских Виргинских островах:

Александр Ильин является «кошельком» организатора схемы Георгия Сажинова, бывшего заместителя министра сельского хозяйства РФ, находящегося в настоящее время федеральном розыске за мошенничество с полученным от банка ВТБ кредитом на принадлежащую ему компанию «Нутринвестхолдинг».

Аферисты Сажинов и Ильин организовали преступное сообщество еще в 2011 году, когда кредитные средства группы «Нутритэк» переводились на счета аффилированных с Александром Ильиным и Георгием Сажиновым компаний под видом займов, после чего деньги перемещались на личные счета аферистов. С тех пор преступное партнерство Сажинов-Ильин продолжает бросать вызов российскому законодательству и следственным органам. А контролируемые Сажиновым из-за рубежа конторы черных кредитов для отъема квартир заемщиков до сих пор процветают.

И чем дальше тянет следственный комитет в этом расследовании, тем меньше шансов вернуть растворенные в иностранной недвижимости сбережения всей жизни отчаянных заемщиков.

Куда бежать?

Как мы уже знаем, пострадавшие все документы подписывали добровольно, а потому в полиции получают заученный ответ, что это гражданско-правовые отношения. Правоохранительные органы не хотят даже вникнуть, разобраться, почему и при каких обстоятельствах бездомные подписывали данные документы.

По данным фактам все-таки возбужден ряд уголовных дел, которые сейчас соединены в одно производство и расследуется в 10 отделе Следственной части ГСУ ГУ МВД России по г. Москве. Но это вершина айсберга. Тысячи аналогичных по всей России дел не расследуются и направляются оборотнями в погонах в гражданские суды, так как по подписанным документам жертвы кредитных мошенников чуть ли не в первый день обращения в фирму самовольно за бесценок продали свое жилье. Так как данный вид деятельности сверхмаржинальный у него нашлись высокопоставленные покровители и в силовых ведомствах.

Несмотря на первые возбужденные уголовные дела, к уголовной ответственности никто конкретно еще не привлечен, а мошенники до настоящего времени продолжают свою деятельность по всей стране и все новые и новые жертвы попадают на их крючок «быстрых» денег. Да и расследование возбужденных уголовных дел всячески затягивается, хотя следователям и оперативникам известны личности всех мошенников, наименования юридических лиц, адреса и названия их офисов. Заведенные уголовные дела без конкретных результатов расследования больше похоже на фарс со стороны силовиков для временного снятия напряжения в информационной повестке СМИ по данной теме. Несмотря на то, что правоохранительным органам известны все преступные схемы черных кредиторов, они не пресекают деятельность мошенников, что указывает на заинтересованность определенных лиц в силовых структурах в продолжающемся развитии бизнеса, лишающего людей последнего крова.

Редакция обратилась в Генеральную прокуратуру РФ, следственный комитет РФ, ФСБ РФ с заявлением о привлечении к уголовной ответственности Алексеева Игоря Владимировича, Сажинова Георгия Юрьевича, Ильина Александра Константиновича.

 

За пять лет «черные кредиторы» отобрали больше 500 квартир у должников в Москве и окрестностях. Иван Голунов рассказывает, как устроен этот бизнес

 

В Москве и окрестностях действуют «черные кредиторы» — микрофинансовые организации (МФО), которые обманом захватывают жилье должников. «Медузе» удалось обнаружить около 500 квартир, потерянных своими владельцами за последние пять лет — без решения суда. Однако простым «отжимом» жилплощади схема не ограничивается: возможно, это лишь один из элементов международной системы по отмыванию денег. Специальный корреспондент «Медузы» Иван Голунов выяснил, как устроен этот рынок.

ПРЕДИСЛОВИЕ РЕДАКЦИИ

Журналистская деятельность Ивана Голунова вызывала раздражение многих влиятельных фигур — от коррумпированных чиновников и силовиков до подпольных бизнесменов и криминальных авторитетов. «Мы знаем, что в последние месяцы Ване поступали угрозы; знаем, в связи с каким готовящимся текстом; догадываемся, от кого», — сказано в заявлении гендиректора «Медузы» Галины Тимченко и главреда издания Ивана Колпакова. Темы, которые выбирал Голунов для своих материалов, говорят сами за себя — в каждой из них речь идет о непрозрачных денежных потоках на десятки миллиардов рублей. 8 июня, в день суда по избранию меры пресечения Ивана Голунова, редакция «Медузы» открыла доступ к расследованиям Голунова, установив на них свободную лицензию. «Новая газета» перепечатывает наиболее резонансные из них, которые могли нажить Ивану влиятельных врагов.

Летом 2015-го у сотрудницы московской консалтинговой компании Наталии Смельницкой обнаружили онкологическое заболевание. Несмотря на получение государственной квоты, ей понадобились дополнительные деньги на операцию. Она взяла потребительский кредит на три года в размере 2,7 миллиона рублей под ставку 36% годовых в «Совкомбанке» — с ежемесячным платежом в 80 тысяч рублей. Операция прошла успешно.

Наталия регулярно вносила платежи по кредиту, но ее смущала высокая ставка. Коллега посоветовал ей перекредитоваться у частных ростовщиков. Она договорилась с компанией «Центр займов 365» о рефинансировании своего кредита по более низкой ставке — 28% на год, но под залог ее четырехкомнатной квартиры на Ярославском шоссе.

По словам Наталии, в момент подписания документов сотрудники компании создавали искусственную суету: ее торопили, когда она читала документы; из стопки подписанных бумаг менеджер вынимала листы и говорила, что договор испорчен; распечатывала страницу заново и просила подписать повторно. Примерно полгода Наталия платила 80 тысяч в месяц, но однажды просрочила на несколько дней из-за того, что ей вовремя не выдали зарплату.

Вечером 26 декабря 2016 года Наталии позвонили в дверь. Сотрудник «Центра займов 365» Антон Титов заявил, что из-за просрочки ее квартира теперь принадлежит «Центру займов 365». Однако, успокоил Наталию Титов, она может в ней оставаться до того момента, пока не вернет кредит, — нужно только заключить договор аренды квартиры. 35 тысяч рублей каждый месяц требовалось перечислять на банковскую карту некоей Натальи Ковалевой (впоследствии выяснилось, что она работает в агентстве недвижимости «Единая городская служба недвижимости»). Наталия попыталась связаться с «Центром займов 365»; телефоны компании не отвечали. Работодатель Смельницкой, узнав о ее проблемах, попытался погасить ее заем — и не смог этого сделать: деньги возвращались со счета компании.

Уже в феврале 2017 года «Центр займов 365» продал квартиру Смельницкой, а в августе 2017-го Смельницкая проиграла иск о выселении ее семьи из квартиры. В квартире помимо Наталии были прописаны ее бывший муж и две дочери, 13 и 22 лет. Органы опеки не возражали против выселения несовершеннолетней дочери.

В декабре 2018 года судебные приставы пришли выселять семью. Во время выселения интересы нового собственника представляла его мать — сам владелец квартиры находится в СИЗО по подозрению в незаконном хранении наркотиков, рассказала Смельницкая (это подтвердил источник «Медузы» в правоохранительных органах). После выселения семьи их вещи остались в квартире, ее опечатали. Спустя несколько дней Смельницкая заезжала к соседям и обнаружила, что печати сорваны, а из квартиры доносятся звуки — будто кто-то крушит мебель. Вызванный наряд полиции задержал нескольких человек, которые утверждали, что помогали вывозить вещи.

Сейчас квартира, где жила Смельницкая, вновь опечатана. УВД Центрального округа Москвы (там располагался офис «Центра займов 365») проводит доследственную проверку по поводу мошенничества. При этом в Мытищах против «Центра займов 365» уже возбуждали уголовное дело по статье «Мошенничество» — хотя оно пока ничем не закончилось, а областная прокуратура несколько раз пыталась его закрыть.

Как работают «левые» кредитные схемы

«Центр займов 365» — не единственная компания, которая занималась похожими схемами отъема квартир; «Медузе» удалось найти несколько десятков аналогичных контор. Как правило, такие предприятия работают не больше полутора лет, а затем регистрируется новое юрлицо. По подсчетам «Медузы», в Москве и ближайшем Подмосковье таким образом лишились жилья как минимум 500 семей.

Их истории практически одинаковые. Во время подписания документов на выдачу кредита под залог недвижимости клиент подписывает закладную на квартиру или договор купли-продажи квартиры. Заемщикам объясняют, что это что-то вроде ипотеки (иногда называют это лизингом) — когда квартира находится в залоге у банка до полной выплаты кредита. Однако схема принципиально отличается от банковской ипотеки, где после просрочек платежей и визитов коллекторов квартиру забирают по решению суда, а затем продают с аукциона по максимальной цене. В случае микрофинансовых компаний на этапе получения займа жертвы подписывают доверенности и документы, которые могут лишить права собственности без судебного решения: квартира переходит посредникам, клиент остается ни с чем.

Жертвам «черных кредиторов» удавалось вернуть свои квартиры очень редко. Например, у одного заемщика обнаружился диагноз «шизофрения», на основании чего судья признал сделку с недееспособным лицом ничтожной. В одном из случаев, который закончился хорошо для заемщика, решение суда почти полностью повторяло рассказы других потерпевших: «В офисе [„Центра займов 365“] подписывался большой объем документов, при этом он [заемщик] мог, не читая, в составе многочисленных ранее им согласованных документов подписать и соглашение об отступном [на квартиру]. Однако намерения передавать квартиру ответчику у истца не было, о чем в том числе свидетельствует факт отсутствия согласия супруги», — установил Дорогомиловский районный суд, признавший соглашение об отступном на квартиру недействительным. Решение суда в пользу пострадавшего, вероятно, объясняется его высоким социальным положением: источник «Медузы», знакомый с делом, говорит, что истец — ветеран спецслужб.

Лишаются своей недвижимости даже те клиенты, которые не допускают просрочек. У Светланы Подъельской сгорела любимая дача, дети обещали помочь с восстановлением. Но она решила взять ситуацию в свои руки и обратилась за кредитом на 600 тысяч рублей под залог своей квартиры в Международное кредитное бюро (МКБ) в Братеево, которое нашла по рекламе в интернете. Она ежемесячно погашала заем, а через полтора года ей позвонил ее менеджер из МКБ и сообщил, что ей как «хорошему заемщику» компания предоставляет «кредитные каникулы» на два месяца. На третий месяц она снова начала платить. Но вскоре на пороге ее квартиры появился человек, представившийся новым собственником квартиры. Менеджер МКБ отрицал, что звонил ей, никаких подтверждающих документов о «кредитных каникулах» у нее не было — а в договоре займа было указано, что в случае двухмесячной просрочки выплат залоговая недвижимость переходит в собственность компании. Аналогичная история произошла с еще несколькими заемщиками Международного кредитного бюро.

Квартиру Подъельской продали безработному Денису Балуеву. На суде Балуева попросили предъявить источник средств для покупки жилья. Он долго отказывался, но потом принес дополнительное соглашение к кредитному договору с микрофинансовой компанией «Столичные кредиты» (документ есть в распоряжении «Медузы»). Сумма кредита в нем не указана; кредит выдан по необычно низкой ставке — 14%. Компания «Столичные кредиты» делит юридический адрес с МКБ, а возглавляет ее один из сотрудников Международного кредитного бюро, гражданин Латвии Иван Дубина. Все трое учредителей «Столичных кредитов» — тоже граждане Латвии. По адресу офиса МКБ и «Столичных кредитов» зарегистрированы еще несколько компаний — тоже принадлежащих гражданам Латвии, сотрудникам МКБ, — у каждой из которых свой функционал. Например, в пользу ООО «Мосаренда», как правило, отчуждаются права на недвижимость заемщика.

Судебные слушания по делу Подъельской продолжаются. На одном из заседаний Нагатинского суда, где слушается дело, представителем покупателя ее квартиры Дениса Балуева по доверенности пришел Александр Логинов. Он хорошо знаком многим заемщикам: именно Логинов руководил силовым выселением должников МКБ и «Центра займов 365» из их бывших квартир. В декабре 2018 года Логинова судили по нескольким статьям, в том числе за самоуправство и умышленное причинение вреда здоровью легкой и средней тяжести, — и приговорили к полутора годам колонии-поселения. Дочь Логинова Галина Киева раньше работала сотрудником Росреестра, где занималась оформлением сделок по недвижимости, а с начала 2010-х годов занимает должность председателя третейского суда по экономическим спорам. Именно третейский суд упоминался в качестве места для разрешения споров между заемщиками и МКБ в первые годы существования этой схемы.

Из всех компаний, выдававших займы под залог недвижимости, которые удалось найти «Медузе», Международное кредитное бюро лидирует по числу пострадавших. Бывшие клиенты обнаружили 99 случаев, когда заемщик компании лишался квартиры, еще в нескольких случаях бывших собственников жилья, бравших займы в МКБ, найти не удалось. Основная клиентура подобных предприятий — люди в возрасте, лишенные внимания родственников, и представители других социально незащищенных групп. Даже в более благополучных ситуациях кредитные менеджеры стараются внести разлад в отношения с родственниками.

Светлана Подъельская вспоминает, что менеджеры рекомендовали ей не рассказывать о кредите своим детям, утверждая, что у молодежи негативное отношение к кредитам, а сумма небольшая.

Сыновья Подъельской узнали о том, что их мать обращалась в микрофинансовую организацию, только когда им позвонили соседи, рассказав, что дверь в ее квартиру срезают представители нового собственника.

Зачастую родственники не могут самостоятельно узнать о том, что квартира находится в залоге по кредиту. Микрофинансовые организации не регистрируют данные о залоге в Росреестре.

Актер Сергей Фролов, чья история активно обсуждалась в марте 2019 года, узнал о кредите своей матери спустя несколько лет после ее смерти — обнаружив, что квартира, перешедшая ему по наследству, продана с торгов. Оказалось, что его мать перед смертью взяла в МКБ кредит на 600 тысяч под 28% годовых. Она не могла себе его позволить: ее пенсии не хватило бы на погашение ежемесячного платежа; в пакете документов на получение кредита есть справка о доходах с суммой, значительно превышающей размер ее пенсии. Пожилая женщина не смогла выплачивать платежи в срок, поэтому для погашения задолженности ей предложили оформить заем на 1,2 миллиона рублей под залог квартиры. После смерти матери Фролова представители МКБ признали долг невозвратным и получили взамен квартиру.

При чем тут Латвия

Улыбчивого кредитного менеджера Сергея с балтийским акцентом Подъельская узнает по фотографии в латвийской деловой газете Dienas Bizness («Ежедневный бизнес»), где опубликовано интервью главы компании West Kredit Сергея Маликова (латвийская версия имени — Сергейс Маликовс) под заголовком «Теряя ABLV, мы теряем лучших». В интервью Маликов критикует политику правительства Латвии в отношении банков, в которых открыты счета граждан из стран бывшего СССР. «Это геополитика. В наши дни американцы не позволяют гражданам бывшего СССР — россиянам, белорусам, украинцам — чувствовать себя комфортно со своими деньгами. Следует понимать, что это действие было направлено не против акционеров какого-либо банка, а против его клиентов, которые хотели его ограничить, — говорил он. — Какова модель этих банков-нерезидентов? Деньги собирают с территории бывшего СССР просто потому, что здесь тихо и спокойно. Они инвестируются в ценные бумаги, или кредиты выдаются тем же нерезидентам, которые не хотят брать кредиты в скандинавском банке. Эту модель хотят ликвидировать».

В феврале 2018 года подразделение Министерства финансов США по борьбе с финансовыми преступлениями (FinCEN) заявило о планах ввести санкции против латвийского ABLV Bank, входившего в тройку крупнейших кредитных учреждений страны, — за отмывание денег, помощь северокорейской ядерной программе и нелегальные действия в Азербайджане, России и на Украине. Также FinCEN заявило, что руководство банка давало взятки для оказания влияния на должностных лиц в Латвии.

Через неделю после заявления банк начал процедуру ликвидации — а власти Латвии потребовали от банков сократить долю клиентов-нерезидентов. По данным регулятора, 36,7% всех банковских операций в Латвии совершают офшорные компании; среди тех, которые открыли нерезиденты, эта доля еще выше — 44,5%. Латвийские банки были важной частью схемы по выводу денег из России. В расследовании«Новой газеты» и OCCRP под названием «Ландромат» описана схема, с помощью которой из России за три года было выведено больше 18 миллиардов долларов.

Клиентами латвийских банков в основном становились россияне, которые не могли открыть счета в Швейцарии и других более престижных юрисдикциях.

Одним из крупнейших пострадавших от политики по сокращению счетов нерезидентов стал банк Rietumu, активы которого за девять месяцев уменьшились на 46,3%, или 1,441 миллиарда евро, — до 1,674 миллиарда евро. Пятый по величине банк в Латвии Rietumu (в переводе с латышского — «Западный») был создан в 1992 году. Основные владельцы — фактически одна семья: Леонид Эстеркин и Аркадий Сухаренко, женатый на сестре Эстеркина.

Сергей Маликов — основатель микрофинансовой компании Mateks Credit, которая с 1995 года занимается выдачей займов под залог недвижимости в Латвии (позже была переименована в West Kredit). Основным кредитором Mateks Credit был тот самый банк Rietumu, который в 2008-м открыл компании кредитную линию на 20 миллионов латов (примерно 28 миллионов евро), в 2011-м выдал дополнительный кредит на восемь миллионов евро, а в 2016-м — ещена 24 миллиона евро.

Согласно отчетности, Mateks Credit получала кредиты не только от банков. В 2009 году компания получила заем на 1,1 миллиона евро под 10% годовых от британской компании Adovert Consult LLP, указано в годовом отчете West Kredit за 2011-й. По данным британского реестра, Adovert Consult создана за несколько месяцев до выдачи займа — и вскоре после возврата займа ликвидирована. Ее владельцами были указаны две офшорные компании из Белиза — Advance Developments Limited и Corporate Solutions Limited, фигурировавшие в нескольких расследованиях, посвященных сети британских компаний, через которую отмывались 2,9 миллиарда долларов — эти деньги поступили из стран бывшего СССР.

Как и в России, работа компании Mateks Credit в Латвии сопровождалась скандалами, связанными с силовым выселением должников.

В одном из случаев для «очистки» жилплощади Mateks наняла охранную компанию, сотрудники которой ворвались в дом к беременной женщине и распылили перцовый газ, в другом случае — демонтировали окна и двери в доме, чтобы выселить жильцов.

В конце 2000-х вокруг компании наступил репутационный кризис; помимо этого, претензии к ней предъявлял государственный Центр защиты прав потребителей (латвийский аналог Роспотребнадзора), а также ужесточалосьзаконодательство по выдаче кредитов.

В 2011 году Маликов с двумя другими гражданами Латвии создали в России компанию «Международное кредитное бюро» — то самое МКБ, которое занималась выдачей «левых» кредитов москвичам под залог их квартир. Еще один основатель МКБ Андис Анспокс в нулевые в Риге был секретарем общественной организации «За латвийское общество без гомосексуалистов». Одним из основателей организации был адвокат Андрис Бауманис, которого латвийская полиция подозревала в подкупе судьи.

Квартиры первых российских заемщиков МКБ переходили в личную собственность Маликова, и, по данным Росреестра, он тут же закладывал их банку Rietumu в обеспечение личного кредита на 750 тысяч долларов. В 2013 году Rietumu открыл кредитную линию на 20 миллионов евро российской компании «Международное кредитное бюро», следует из документов, которые есть в распоряжении «Медузы». Банк Rietumu не ответил на вопросы «Медузы».

Собрания собственников российской компании МКБ, согласно документам, проходили в Риге в здании по улице Элизабетес, 8. По данным торгового реестра Латвии, Маликов — владелец компании Elizabetes 8, которая занимается управлением недвижимостью. Партнер Маликова в этой компании — бывший замглавы экономической полиции Риги Нил Журавлев, покинувший пост после коррупционного скандала, связанного с приобретением им дорогой недвижимости и авто в период госслужбы. После отставки Журавлев возглавил федерацию бокса Латвии и несколько раз выдвигал свою кандидатуру на региональных выборах. Сергей Маликов тоже интересуется политикой: в частности, он финансировал социал-демократическую партию «Согласие», которую возглавляет бывший мэр Риги Нил Ушаков. Маликов не нашел времени ответить на вопросы «Медузы».

Снова в Россию

У Международного кредитного бюро много общего с другой кредитной организацией — Московской залоговой компанией (МЗК), действующей по похожим принципам.

Осенью 2016 года на ютьюбе появились видеоролики с некоего совещания, на котором обсуждается, как объяснять клиенту необходимость подписать закладную на квартиру — и выдавать ему неполную копию договора о займе.

На видеозаписи не упоминается название компании, однако Московская залоговая компания через суд добилась блокировки ролика на территории России. Лицо сотрудника, проводившего инструктаж, разглядеть невозможно — но несколько клиентов МЗК, с которыми пообщалась «Медуза», утверждают, что это заместитель генерального директора МЗК Николай Чигарев.

В 2015 году обе компании начали часто мелькать в СМИ: обманутых должников набралось достаточно для публичного скандала. МКБ и МЗК подавали в суды иски о защите чести и достоинства (в том числе против телеведущего Владимира Соловьева), но раз за разом проигрывали. В ноябре 2015 года владельцем МЗК стала офшорная компания Lordena Ventures, зарегистрированная на Британских Виргинских островах.

Эта организация фигурирует в расследовании OCCRP о «Панамском архиве», основанном на утечке документов из регистрационной компании Mossack Fonseca. Согласно документам, Lordena Ventures имела представительство в Латвии: офис располагался в здании банка Rietumu в Риге, в качестве представителя компании была указана сотрудница банка Оксана Утенкова.

Как выяснилось из этого расследования, Утенкова была представителемболее чем полутора тысяч офшорных компаний, офисы которых были зарегистрированы в здании банка. Одна из таких компаний фигурировала в коррупционных схемах между шведским подразделением машиностроительной корпорации Bombardier и властями Азербайджана. Вскоре после публикации «Панамского досье» банк Rietumu заблокировал счета подозрительных компаний и заявил, что Оксана Утенкова больше не работает в банке.

По данным ЕГРЮЛ, через два дня после публикации «Панамского архива» компания Lordena Ventures отказалась от своей доли в МЗК. Сегодня основным владельцем МЗК указан Константин Ильин (через ООО «Ноябрь холдингс»). По этому же адресу зарегистрирована компания «Октябрь холдингс», принадлежащая его сыну — Александру Ильину. С 2016 года Ильин-младший работает заместителем гендиректора инвесткомпании «ВЭБ Капитал», принадлежащей госкорпорации «Внешэкономбанк». Одним из проектов ВЭБа была санация банка «Глобэкс», его дочерней инвесткомпании «Глобэкс капитал» и ряда других проектов. Ильин как представитель ВЭБа входил в советы директоров часового завода «Слава» (девелоперский проект в начале Ленинградского проспекта) и оренбургской птицефабрики «Уральский бройлер». В мае 2015 года менеджмент Внешэкономбанка решил продать 50% «Глобэкс капитал» компании «Октябрь холдингс», принадлежащей Николаю Чигареву, заместителю гендиректора МЗК — а через несколько месяцев владельцем «Октябрь холдингс» стал Александр Ильин.

«Александр Ильин был уволен летом 2018 года. ВЭБ.рф не имеет отношения к бизнесу по выдаче микрокредитов физлицам», — объяснил «Медузе» представитель ВЭБ.рф (новое название Внешэкономбанка).

Последнее упоминание в СМИ «Глобэкс капитал» связано с планами компании по покупке офисного здания «Ростелекома» на Зубовской площади (сделка не состоялась). Летом 2018 года компания размещала объявление о вакансии юриста, среди должностных обязанностей упоминалось:

«Представление интересов компании в судах по делам о взыскании задолженности по договорам займа (ипотечное кредитование), о признании прав собственности; обжалование действий должностных лиц, в том числе судебных приставов».

В ноябре 2017 года по подозрению в мошенничестве арестовали генерального директора МЗК Игоря Алексеева, заместителя гендиректора МКБ Романа Гусельникова (он появлялся в роликес «инструктажа» для сотрудников кредитных компаний) и президента ООО «Вест Бэнк» Илью Красневского. Последняя организация на 99% принадлежит кипрскому офшору Westbanq Limited, который теперь владеет российской МКБ и латвийской West Kredit. После проведения в 2018 году в Латвии кампании деофшоризации Сергей Маликов признал, что он является единственным бенефициаром Westbanq Limited.

Среди пострадавших от действий Гусельникова, Алексеева и Красневского — Елена Кульнева. Она взяла кредит в Московской залоговой компании, заключив договор купли-продажи квартиры и ее последующей аренды с Сергеем Маликовым. Кульнева проиграла гражданский иск о признании договора купли-продажи квартиры недействительным, но была признана потерпевшей по уголовному делу о мошенничестве. Еще один потерпевший — человек, который получил заем, несмотря на диагноз «шизофрения», заключив договор дарения квартиры Гусельникову (тот самый случай, когда сделка в суде была признана ничтожной; «Медуза» знает, кто этот человек).

В марте 2019 года Тверской суд Москвы арестовал еще четверых сотрудников микрофинансовых организаций, выдававших займы под залог недвижимости, «Мск групп» и «Парнас» — Олега Чернегу, Андрея Шкарлета, Юлию Лысак и Олесю Сухареву. Следствие по обоим делам ведет следователь Главного следственного управления Следственного комитета Станислав Серебряков.

Сухарева, как и Гусельников, фигурировала в сделках, которые заключали МКБ и МЗК. На суде по аресту Сухарева заявила, что вины не признает и была лишь «свидетелем передачи денег».

На сленге сотрудников микрофинансовых организаций (МФО) они исполняли функцию брокера — сотрудника, который разыскивает клиента и курирует его до заключения сделки.

Одним из каналов привлечения клиентов Гусельникова была компания «Ваш брокер», учрежденная им и Людмилой Тимашовой. В 2017 году, после возбуждения уголовных дел в отношении Гусельникова, он вышел из состава учредителей, а компания, поменяв название на «Правоактив», теперь предлагает услуги по «списанию долгов перед банками и МФО». По данным ЕГРЮЛ, брат Людмилы Тимашовой Ярослав владеет кредитным брокером WinFin, ранее ему принадлежал еще один брокер «Единый кредитный сервис». В некоторых случаях Гусельников также выполнял роль «холдера», оформляя на себя «проблемные» квартиры до подготовки их к продаже.

В офисе Московской залоговой компании теперь зарегистрирована компания «Залоговый центр „Риэлти капитал“», предлагающая займы под залог недвижимости. Ее владелец — риелтор Максим Лазыкин, участвовавший в ряде сделок, связанных с МКБ.

Как микрокредитные организации связаны между собой

Средний срок жизни микрофинансовой организации, выдающей займы под залог недвижимости, — год-полтора. Стоимость готовой микрофинансовой компании, уже внесенной в реестр Центробанка, — от 140 до 250 тысяч рублей, в зависимости от истории предприятия. Многочисленные объявления о продаже готовых МФО можно встретить на специализированных форумах. У этих компаний меняются названия, но прежними остаются коллектив компании, «холдеры» и частные инвесторы, чье финансирование компания привлекает для выдачи кредитов.

Компания «Центр займов 365», где брала заем Смельницкая, была создана в феврале 2016 года Анной Сухановой. По данным «СПАРК-Интерфакс», Суханова учредила 21 микрофинансовую компанию. Объявления о продаже некоторых из них «Медуза» нашла в интернете. Спустя несколько месяцев после регистрации владельцами «Центра займов 365» стали Антон Величко и гражданка Латвии Юлия Калинина.

Смельницкая — один из первых заемщиков «Центра займов 365», она заключила договор под номером четыре. Как установила «Медуза», за период с лета 2016 года по февраль 2018-го «Центр займов 365» заключил еще как минимум 67 договоров займа. «Медуза» проверила в базе Росреестра данные по собственности клиентов компании: из 37 заемщиков 25 продали свою собственность вскоре после получения кредита. В 15 случаях новым собственником становился «Центр займов 365», по два случая приходятся на сотрудника «Центра» Антона Титова, гендиректора компании «М2-Лизинг» Анатолия Фундобного и сына управляющего директора страховой компании «Капитал лайф» Владислава Снопка. По данным картотеки Мосгорсуда, Владислав Снопок — покупатель еще минимум двух квартир, ранее принадлежавших должникам другой микрофинансовой организации «КредитФинанс». Снопок не ответил на вопросы «Медузы».

В пакете документов по квартире Смельницкой, который сотрудники «Центра займов 365» подали в Росреестр для ее переоформления, по ошибке оказалась часть документов на другую квартиру, принадлежащую должнику другой микрофинансовой компании «Фаст займ». Эту компанию возглавляет 25-летняя гражданка Белоруссии Алина Пикулик. Ранее Пикулик была «холдером» минимум одной квартиры, прежде принадлежавшей заемщикам «КредитФинанс».

КАК СВЯЗАН «КРЕДИТФИНАНС» С ДРУГИМИ МФО

Компания «КредитФинанс» занималась выдачей займов под залог недвижимости, однако в конце 2016 года приостановила свою работу и начала процедуру банкротства. Ключевые сотрудники «КредитФинанса», до этого работавшие в компании «Прометей» (зарегистрирована по одному адресу с «КредитФинанс»), перешли на работу в «Центр займов 365».

По данным ЕГРЮЛ, владельцем «КредитФинанc» в период активной выдачи займов был Андрей Джура. До микрофинансового бизнеса Джура владел несколькими банками — «Галабанк», «ПрискоКапиталбанк» (лишены лицензии по решению ЦБ), а еще — несколькими компаниями, зарегистрированными в офисе банка «Паритет». Владелец МФО «Прометей» (где ранее работали сотрудники «КредитФинанса») Николай Куцев участвовал в выводе активов у банка «Паритет» — незадолго до отзыва лицензии ЦБ. Владельцем «Фаст займа» была Лидия Артемьева, которая ранее также владела долей в «Паритете». Еще одним владельцем «Паритета» был Максим Висков, ему также в разное время принадлежали «Русский трастовый банк», банки «Ренессанс» и «Максима» (у всех Центробанк отозвал лицензию из-за участия в схемах по легализации доходов и выводу средств за границу). Долей в НКО (небанковская кредитная организация) «Паритет» Максим Висков владел через ООО «Гид инвест», которую возглавлял Виталий Баранов — он ранее работал в «КредитФинансе». В марте 2019 года Баранов разместил объявление о привлечении инвесторов в компанию «Национальный кредитный союз» для «участия в кредитовании физических лиц под жилую и коммерческую недвижимость», гарантируя доходность 24% годовых и дополнительный доход от продажи имущества.

«Центр займов 365» тоже привлекал не только заемщиков, но и инвесторов. На уже не работающем сайте «Центра» потенциальным инвесторам предлагали следующие условия: 18% годовых под обеспечение закладными на недвижимость заемщиков «Центра». Из документов, которые есть в распоряжении «Медузы», известно, что этим предложением воспользовался, например, Кирилл Рязанов, сын бывшего зампреда «Газпрома» Александра Рязанова. Еще один инвестор «Центра займов 365» — Сергей Житченко, один из крупнейших предпринимателей на территории Рузского района. Ему принадлежат несколько рынков, торговая недвижимость, популярные рестораны, а также территория вокруг крупного мусорного полигона в Подмосковье «Аннино». Большинство своих активов бизнесмен получил начиная с 2014 года, когда Рузский район возглавил адвокат из Тюмени Максим Тарханов. В начале 2019-го Тарханов перешел на работу в мэрию Москвы, где контролирует работу районных управ.

Еще один инвестор «Центра займов 365» — директор по развитию розничного бизнеса банка «Финсервис» Юрий Дьячков — также связан с Рузским районом. В 2017 году Дьячков вместе с администрацией Рузского района создали фонд поддержки храма «Всецарица» в селе Нововолково. Помимо этого, у Дьячкова есть собственный бизнес по выдаче микрозаймов — микрокредитная компания «Северо-Западное партнерство», которая занимается выдачей займов через интернет-сайт. Кирилл Рязанов, Сергей Житченко и Юрий Дьячков не ответили на вопросы «Медузы».

Закон против «выселяторов»

В начале мая на сайте HeadHunter появилось объявление о вакансии «выселятор» с зарплатой до 160 тысяч рублей. Среди основных обязанностей:

«Взыскание просроченной задолженности по кредитному продукту с залогом недвижимости, организация выселения должников из объекта залога»

Вакансию разместила микрофинансовая организация «Брайтон плюс». Компания называет себя одним из лидеров кредитования под залог недвижимости, утверждая, что выдает займов на 100 миллионов в месяц; среди ее преимуществ — «мощная финансовая поддержка инвестора». По данным ЕГРЮЛ, владельцы компании — четыре человека, для большинства из которых эта организация — первый опыт в бизнесе.

Сайт компании «Брайтон плюс» зарегистрирован на другое юридическое лицо — ООО «Альфа потенциал-М», которая также занимается выдачей микрозаймов. Среди собственников компании — владелец сети дешевых общежитий для рабочих «Мединар» Анатолий Грамаков и двое молодых людей без опыта в бизнесе. В описании компании на hh.ru указано, что она также является «лидером кредитования под залог недвижимости» и «совместным проектом с „Совкомбанком“». По данным базы залогов Федеральной нотариальной палаты, обе компании отдают закладные на квартиры своих клиентов в залог «Совкомбанку». В залоге у банка — 86 закладных на квартиры клиентов МКК «Брайтон плюс» и 272 — заемщиков «Альфа потенциал-М». «К бенефициарам банка компании не имеют никакого отношения, но являются клиентами банка. Мы не комментируем отношения и операции клиентов в силу банковской тайны», — заявила пресс-секретарь «Совкомбанка» Дарья Пивень.

Часть клиентов этих компаний также лишается своих квартир. В картотеке Мосгорсуда зарегистрированы 242 судебных разбирательства с участием «Альфа потенциал-М» и МКК «Брайтон Плюс». В судебных заседаниях интересы «Альфа потенциал-М» представляет юрист Георгий Поляков, ранее работавший в «Центре займов 365» и «КредитФинансе».

Эксперты считают, что отъему квартир через микрофинансовые организации способствует отсутствие регулирования этого рынка. «Годами под МФО выстраивался комфортный регуляторный режим — им не устанавливали ограничения процентной ставки для заемщиков, которая превышала 800% годовых. Законодательное регулирование не препятствует микрофинансовым организациям в использовании сомнительных схем по легализации доходов. Несколько лет назад был арестован владелец МФО, которые занимались обналичиванием материнского капитала. Требования ЦБ и контроль за деятельностью более двух тысяч МФО намного ниже, чем за 473 банками», — считает глава Международной конфедерации обществ потребителей Дмитрий Янин. «Микрофинансовые организации подпадают под действие закона „О противодействии легализации доходов, полученных преступным путем“, но степень контроля с стороны ЦБ и Росфинмониторинга за их работой явно ниже, чем за банками», — добавляет заведующий лабораторией финансовой грамотности экономического факультета МГУ Ростислав Кокорев.

Однако ситуация, похоже, начинает меняться. В апреле 2019 года в Думу внесли законопроект, запрещающий микрофинансовым организациям выдавать кредиты физлицам под залог недвижимости. Формально это поправки к законам «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» и «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях». Судя по списку соавторов, у законопроекта серьезные шансы на прохождение: его выдвинули среди прочих спикеры обеих палат Федерального собрания Вячеслав Володин и Валентина Матвиенко.

КРАТЧАЙШИЙ ПЕРЕСКАЗ МАТЕРИАЛА — В ПЯТИ ПУНКТАХ

Что удалось выяснить порталу Руспрес:

1. Микрофинансовые или микрокредитные организации (МФО) часто используются в схемах незаконного отъема квартир у владельцев: нам удалось найти как минимум 500 таких случаев за последние несколько лет только в Москве и области.

2. Схема выглядит так: заемщик подписывает договор о займе под залог недвижимости, при этом его под разными уловками вынуждают подписаться под заведомо невыгодными или невыполнимыми условиями. Заемщик их рано или поздно нарушает, после чего квартира переходит в собственность МФО или связанных с ней лиц. Обманутых заемщиков часто выселяют с помощью угроз и насилия, а на сайтах объявлений о работе можно найти вакансии «выселяторов».

3. МФО появляются и исчезают за год-полтора, готовую компанию можно купить в интернете за несколько сотен тысяч рублей. У них меняются названия, но адреса, сотрудники и прочее остается прежним.

4. Средства для выдачи кредитов у МФО — от инвесторов, которых они активно привлекают. В нескольких случаях инвесторами были иностранные граждане и банки, замешанные в международных схемах по отмыванию денег.

5. Эксперты говорят, что наличие таких схем — свидетельство недостатка регулирования сферы МФО, но в Госдуму уже внесен законопроект, который может серьезно осложнить задачу мошенникам.

Источник: Футляр от виолончели

Stas Jankowski

To convincingly lie, you need to know the truth well.