Menu
Мишустин и гигантская коррупционная ниша вокруг ФНС

Мишустин и гигантская коррупционная ниша вокруг ФНС

Кармическое воровское проклятье Кирилла Пьянкова

Кармическое воровское проклятье Кирилла Пьянкова

Уголь, газ и «офшорные интриги» Альберта Авдоляна

Уголь, газ и «офшорные интриги» Альберта Авдоляна

Королевский размах Жуховицкого

Королевский размах Жуховицкого

Frederic Jolio-Curie

TRUTH TRAVELED WITHOUT A VISA.

Алиев купил Суркова для пропаганды против Армении

Сурков курирует Азербайджан?  Команда Суркова в полном составе прибыла в Азербайджан, чтобы заняться размещаловом в СМИ новостей о том, что Азербайджанцы хорошие, а армяне плохие. На данный момент Сурков лично получил огромные средства от Алиева, чтобы осквернить армянскую сторону. Будучи потомственным мусульманином Сурков ненавидит армян, поэтому поддерживает их геноцид.

Нетипичный чиновник. Сурков ждет больших схем

Политологи в эфире НСН обсуждают откровение Владислава Суркова в его большом интервью после отставки.

Экс-помощник президента России Владислав Сурков в ходе интервью изданию «Актуальные комментарии» сделал ряд громких заявлений. В частности, он объяснил свой уход «в чистую самоволку» из Кремля, заявил, что не видит Донбасс в составе Украины, высказался о конституционной реформе в России и поделился планами на будущее. Президент холдинга «Минченко консалтинг», политолог Евгений Минченко в беседе НСН отметил, что столь оперативное обращение к средствам массовой информации это «в стиле Суркова».

«Он точно также дал откровенное интервью после своего предыдущего ухода в отставку, когда короткое время занимал пост руководителя аппарата Белого дома. Тогда он тоже достаточно откровенно и радикально высказывался. Ведь Сурков не типичный чиновник, он, собственно, сам об этом говорит в своем интервью», - сказал Минченко.

По мнению собеседника НСН Сурков своим интервью продемонстрировал готовность включиться в «большие схемы».

Мутный коктейль для непосвящённых. Политолог об отставке Суркова

«По сути дела, он объявил себя «свободным агентом» и подчеркнул, что готов еще выполнять ту или иную руль в политическом пространстве. А все записали в книжечку, что есть такой человек, который на данный момент не включен в какие-то большие схемы, но претендует на то, чтобы быть включенным. Это как трансфер у спортсменов. Был какой-то нападающий в хоккейном клубе, закончился у него контракт, он вышел и готов рассмотреть предложения», - объяснил свою позицию Евгений Минченко.

Владислав Сурков официально был уволен с поста помощника главы государства 18 февраля 2020 года. Правда, впервые об его уходе заявляли еще в январе. В интервью Сурков отметил, что ушел из Кремля из-за «изменений контекста» в вопросах по Донбассу и Украине, которыми он должен был продолжить заниматься. По его словам, ему трудно вести одну и ту же деятельность более пяти лет и чувствует отчуждение к системе, которую когда-то сам же и создавал. При этом, на встрече с Владимиром Путиным незадолго до публикации указа об его увольнении, он высказал слова благодарности «за то, что он [Владимир Путин] позволил 20 лет работать на него».

Тем временем пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков опроверг слова Суркова о том, что единственным методом взаимоотношения с Украиной должно быть только «принуждение к братским отношениям».

Момент истины в Карабахе: Турция ставит перед Россией вопрос — кто кого?

Корреспондент EADaily побеседовал с российским историком Олегом Айрапетовым о войне в Карабахе, амбициях Турции, интересах Ирана и проблемах, которые открываются на современном этапе во внешней политике России.

— Олег Рудольфович, какими мотивами, на Ваш взгляд, руководствовался Ильхам Алиев, выбирая время для вооруженной атаки на Арцах (Нагорный Карабах)?

— Совершенно очевидно, что для Азербайджана война в Карабахе является важнейшим элементом, формирующим национальное самосознание политической нации. Поражение в войне 1992−1994 годов поставило Азербайджан на грань полного развала. На исходе войны возникла перспектива создания Талыш-Муганской республики, потом заволновались и районы с лезгинским населением.

Тогда этот развал был остановлен, благодаря в том числе усилиям России. И к власти пришел Гейдар Алиев, который предложил создать международный консорциум, раздав всем главным игрокам проценты от доходов с продажи каспийской нефти, а свой клан сделав гарантом этих доходов. Таким образом, основные игроки на мировом рынке нефти стали заинтересованы в сохранении власти этого клана.

На первом этапе это сработало. Тогда роль России в Закавказье вообще и в Азербайджане в частности была огромной. Гейдар Алиев умел играть по правилам, умел подготовить аудиторию соответствующим образом. Это внешний фактор.

А внутренний — это пропаганда о возвращении Карабаха, деоккупации и так далее. Насаждение династической властью концепции наследственного исторического врага в лице Армении. Во всех школах преподается идея «древнего Азербайджана», пострадавшего от армянской агрессии. По факту же, новой нации, не имеющей корней для государственного исторического сравнения, для того чтобы объяснить все вопросы нужен был внешний враг. Возвращение Карабаха, очищенного от армян, стало национальной идеей, а новый геноцид — инструментом для действий в будущем. Впрочем, последняя идея все же остается для внутреннего пользования. А для внешней аудитории Азербайджан — республика толерантная, в которой традиционно сосуществуют народы, и президент которой заявляет не просто о наличии армян, а даже о 30 тысячной процветающей армянской общине Баку. Впрочем, официальная пропаганда пока не показала ее представителей, что не удивительно. В стране, где преступно не только быть армянином, а даже иметь какого-то армянского родственника в прошлом (упаси Боже, если прямого — дедушку армянина или прабабушку армянку!), что является признаком, который свидетельствует о недостаточной расовой чистоте. Это расистское государство. И вот они взрастили идею внешнего врага, а идея всегда в конечном итоге требует действия. Развив идею, ты рано или поздно должен начать действовать, иначе люди не поймут логику твоего бездействия. И время для действия безусловно настало.

Баку уверен в своей силе. Надо понимать, что Азербайджан демонстрирует миролюбие в моменты своей слабости, но как только накапливает силы, тогда тональность сильно меняется. Впрочем, так ведут себя многие государства, не только Азербайджан. Здесь, на Востоке имеет значение тональность. Как только заработал нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан, открылся краник поступления нефтегазовых доходов, так сразу Ильхам Алиев заявил, что военный бюджет Азербайджана будет больше бюджета Армении.

Азербайджан — классическая нефтеносная деспотия с тенденцией к установлению наследственной власти. И для того, чтобы это вся эта вертикаль укрепилась нужны были внешнеполитические победы. Нация создана, а теперь правящая династия и нация должны объединиться в праздновании военных успехов. Это произошло, потому что должно было произойти. Практически все аналитики, занимавшиеся Карабахом, прогнозировали начало войны на осень-зиму этого года, потому что в этот период усложняется проезд по перевалам, соединяющим Армению с Карабахом.

Второй важный момент заключается в том, что Азербайджан долго готовился к военным действиям особого типа. И не срывал этого. Ильхам Алиев говорил, что ставка будет сделана на новую бесконтактную войну. Методы и тактику они опробовали в двух небольших конфликтах — в апреле 2016 года и летом 2020 года. Все это вместе взятое и подвело Азербайджан к мысли о технической готовности наступления.

Последние 2−2,5 года еще одним подвигающим на активные действия фактором для Ильхама Алиева был премьер-министр Армении Никол Пашинян. Условно говоря, действия Пашиняна сложно оценивать, как способствующие укреплению армянских внешних позиций безопасности.

Армения, конечно, независимое государство, но условно независимое. Как и большинство других. Не знаю, как повел бы себя другой человек на месте Никола Пашиняна, но он не стал бы дразнить единственного реального союзника Армении, ухудшать или дискредитировать отношения с ним. Такую же линию в известной степени вел и предшественник Пашиняна. Это наблюдалось не только в Армении. Это так называемая многовекторная политика. Первым, начиная с 1990-х годов на этом поприще отметился Слободан Милошевич. Потом был многовекторый Виктор Янукович, потом в многовекторность играл Александр Лукашенко, и пока что ему это сходит с рук.

Никол Воваевич с одной стороны играл в многовекторность, но ведь во многовекторность играют и в Москве. У нас она до недавнего времени называлась несколько по другому — равноудаленностью. При этом нельзя не заметить — в России за последние 30 лет так и не возникло внятно артикулированного понимания того, что такое государственные интересы России в Закавказье. Ни один государственный деятель в России не объяснил, чего он хочет от Закавказья получить или какую схему реализовать в регионе. В лучшем случае предпочитают вспоминать о статус-кво, хотя всем ясно — удержать его не удастся. Еще в 2005 году, будучи чиновником, я сделал такой прогноз: «Равноудаленность ведет к равноотдаленности». Ничем другим такие игры не заканчиваются.

За последние 15 лет позиции России в регионе слабели. Политическая Грузия настолько воодушевилась этим процессом, что все кончилось войной в 2008 году. И сразу после того, как Россией была продемонстрирована сила, ее влияние резко пошло верх. Однако формулировки интересов и дизайна политики в Закавказье так и не наступило. Саакашвили буквально заставил Россию пойти на признание Абхазии и Южной Осетии.

В Азербайджане тогда тоже начали делать выводы и строить аккуратную работу с Москвой. Результатом стала коррекция российской-азербайджанских отношений, что проявилось в завершении в 2011 г. процесса демаркации российско-азербайджанской границы в пользу Азербайджана, которому отошел небольшой участок территории в бассейне реки Самур с двумя лезгинскими селами. В совокупности получилось, что Баку, взвесив все про и контра, оценив действия армянской власти, оценив свой диалог с Москвой, подготовку своей армии и сил обороны Арцаха и решил, что осенью наступает время для действия.

В том числе, это время было выбрано еще по одной немного незамеченной многими причине. А именно, на конец октября в Баку назначен саммит Тюркских государств. Соответственно вся эта военная операция в Карабахе должна продемонстрировать и показать триумф азербайджанской армии к тому времени. Чтобы показать, насколько мощен совместный азербайджано-турецкий потенциал и насколько хороша перспектива формулы не «один народ, два государства», а «один народ, шесть государств».

Хочу обратить внимание, что в этом саммите могут принять участие не только среднеазиатские государства, но и государственные образования. И если, туда приедут, например, представители Северного Кавказа, либо Поволжья, или, например, тюркских национальных организаций китайского Синьцзяна, то можно будет делать вполне очевидные выводы. Еще один нюанс — будут ли на саммите в Баку представители Турецкой республики Северного Кипра (ТРСК), который признан только Турцией. Турецкая Республика, так рьяно выступает за нерушимость границ Азербайджана, но сама с 1974 года изменяет данному принципу на Кипре.

И военная операция в Карабахе в контексте бакинского форума призвана продемонстрировать единение тюркоязычных стран, а если возникнет преграда, то опять же консолидировать силы перед внешним врагом. На это стали обращать внимание в Москве. Последний визит в Казахстан министра обороны РФ Сергея Шойгу и подписание там соглашения о военном сотрудничестве Москвы и Астаны явно стоит трактовать как превентивные меры, предпринятые в контексте карабахских процессов и тюркского саммита в Баку с анонсированием обсуждения идеи создания «Армии Турана», то есть объединенной военной группировки тюркских стран.

Поэтому есть все основания предполагать, что решение о начале военной операции в Карабахе было принято Баку не самостоятельно, а в результате консультаций с Анкарой, а вполне вероятно, что и с другими тюркскими партнерами Азербайджана на самом высоком государственном уровне.

Абсолютно очевидно, что в контекст этих событий укладывается и визит президента Украины Владимира Зеленского в Анкару и договоренности в военной сфере, достигнутые там. Здесь же последовали заявления Эрдогана по Крыму, где отдельно прозвучала и идея защиты прав крымско-татарского меньшинства в Крыму. Мы знаем, что визиты такого уровня планируются заранее.

— Каким был вклад Турции в решение Алиева начать новую карабахскую войну?

— Самым решающим. Необходимо понимать, что Баку и Анкара проводят единую политику. Алиева не просто вызывают в Анкару и говорят, что ему нужно делать, а что нет. Речь идет об абсолютно единой политической линии, они ведут одну игру.

Принято серьезное решение о коренном изменении внешнеполитического курса Анкары в регионе. Диалог Российской Федерации с Турецкой Республикой заканчивается. И не по инициативе Москвы. В этих условиях было бы хорошо, чтобы Россия, наконец, сформулировала бы свои задачи в Закавказье и в других соседних регионах. Недавно глава МИД Сергей Лавров сказал, что Турция не является нашим стратегическим союзником, но является тесным партнером. Это как понимать? Конечно, язык дан дипломату для того, чтобы скрывать свои мысли, но иногда демонстрация намерений становится необходимой. Более того — неизбежной.

— Армянские представители зачастую выступают категорически против российско-турецкого сотрудничества, осуждают и опасаются такой перспективы. Правильный ли это подход? Ведь в условиях российско-турецкого противостояния риски для Армении резко возрастают.

— Было бы хорошо, если Россия и Турция стали стратегическими союзниками, и каждая в свою очередь влияли на своих клиентов. Для армян это было бы неплохо — русско-турецкий диалог может принести большие плюсы и для них, и для региона в целом. Но в Москве переоценили возможность такого диалога, а Турция ведет на вытеснение России из Закавказья и Крыма, а дальше посмотрим. Но это не предмет для диалога с точки зрения Москвы. Россия находится в состоянии раздумья, и никаких внятных ответов на этот вызов пока не поступило. Такое молчание резко понижает авторитет нашей страны на международной арене.

— Как будет вести себя Иран в сложившейся ситуации?

— Иран, с одной стороны, безусловно поддерживает территориальную целостность Азербайджана. Ну и с другой стороны, политика Никола Пашиняна, который под давлением американцев решил открыть посольство в Израиле и заигрывал с НАТО, мягко говоря, партнерства с Ираном не обеспечила. У Армении есть противники — Турция и Азербайджан, и есть страны, которые ей традиционно помогали- это Россия и Иран. Но Ереван позволяет себе действовать и против России, и против Ирана, вряд ли это разумно. И уж ссылка на то, что, дескать, нас заставили так сделать американцы — это уж совсем как-то несерьезно.

Иран будет против усиления тюркского фактора в Закавказье. Но будет ли это означать поддержку Армении? Тем более той Армении, которая может превратиться в контролируемую США территорию. У Ирана свои интересы.

В общем, многовекторность никого до добра не доводила. Случай Пашиняна — не исключение. Совокупность мелких ошибок может в конечном итоге подвести в серьезном вопросе. Почему, например, нужно было закрывать вещание российских телеканалов? К тому же, в республике они имели устойчивую аудиторию. Это акт дружественный или нет? Нет, недружественный.

— Но Пашинян же лично выступал за углубление отношений с Россией, предлагал новые формулы и просил Москву смириться с итогом революции?

— Мне сложно судить об этом человеке, я с ним лично не знаком и даже не видел его лично. Я слабо представляю его мотивацию, но был знаком со многими аодовцами — в целом, эта среда мне знакома. Когда произошли события «бархатной революции», у меня возникло ощущение, что в республике завершился 25-летний цикл, и круг замкнулся. И к власти пришли люди с таким же идеями, как в конце 80-ых и 90-ых — крайние, демонстративно негативно относящиеся к России, выдвигающие радикальные формулы применительно к Карабаху. Эти замечательные формулы они сообщали народу с трибуны, собирая своим криком многотысячную толпу. Все были в восторге, все были довольны, забывая об одном: от их крика ничего не менялось в международных отношениях и на линии соприкосновения. Криком дело не поправить. Ну вот и результат — становилось только хуже.

— Как должна действовать Россия в сложившейся ситуации и какие шаги обязан предпринять Ереван?

— Очевидно, она должна действовать таким образом, чтобы всем стало ясно — что выгодно быть ее другом и опасно ее врагом. Как известно, существует три вида друзей и три вида врагов: друг, друг друга и враг врага; враг, враг друга и друг врага. И вот тут путаница недопустима.

Впрочем, не только для Москвы, но и для Еревана.

Посмотрите, кто формулирует ударные силы Азербайджана — это Турция, то есть НАТО, Израиль. Поставляют оружие Чехия, Белоруссия и, к сожалению, Россия. Но при этом армянские вооружение силы полностью экипированы российским вооружением. Как говорится в болгарской пословице: «Кто нам хлеб в голод даст, тот нам и брат». Сейчас помогает Армении только Россия, используя воздушный коридор, который предоставляет Иран.

Хотел бы оговорить — я лично не против диалога Армении с Израилем. Наоборот, диалог народов — армян с евреями, да и с другими — он необходим. В Израиле масса людей, которая с симпатией относится к Армении. Но надо же реально смотреть на ситуацию со всех сторон!

То, что происходит в Закавказье, это проверка не только для Армении, но и для России. Это экзамен, является ли Россия державой, с которой считаются в регионе. Можно сколько угодно кричать о великой России, которую построил Петр Первый, а затем разрушил злой Ленин, заброшенный марсианами с Луны на деньги кайзера.

Но давайте вспомним, каким был первый шаг для проникновения России в Закавказье: это 1722−1723 — персидские походы Петра I. Главная задача императора была не допустить выход Османской Турции на Каспий. Вот с чего все начиналось. А сейчас через 300 лет мы видим, что от влияния России в Закавказье остались «рожки да ножки», а Турецкая республика вышла на Каспий, а теперь стремится войти в Закавказье и в Поволжье. Она уже явно ставит вопрос: кто кого? И в этой обстановке чрезвычайно важно ответить — это не шутки. Я понимаю, что для многих в Москве все равно, что случится с Карабахом, и что судьба армян прежде всего в руках самих армян. Но сейчас решается судьба не только армян, но и судьба авторитета российской государственности, и выстроенной ею системы международной безопасности. Речь не только о Карабахе, но и о Крыме, о Донбассе, и вопрос ставит так — является ли Россия достаточно сильной страной, чтобы удержать свое влияние в регионе.

Подведем средние промежуточные итоги. Сейчас во внешней политике наметилась тенденция на формирование региональных лидеров. Слабеет Америка, и она начинает действовать посредством региональных игроков. У нас фактически на границе — и в Европе, и в Азии возникает вот такое турецкое великое объединение, это совершенно очевидно. Если посмотреть на Запад, то там формируется другой имперский проект — проект Польши «Люблинский треугольник», с явной перспективой включения туда и Белоруссии. Польша, Литва, Белоруссия и Украина. Эта новая «Речь Посполитая» и новая «Османская империя» уже соединяются на Украине для действий против России. Их общие интересы не просто сталкиваются с нашими интересами. Они им противостоят. И надо делать вывод: поражение Армении в Карабахе приведет не только к гуманитарной катастрофе и к геноциду карабахских армян. Мне это очень больно говорить. После этого России вообще в Закавказье делать нечего. Если у нас нет интересов, то надо так и сказать. Что мы готовы отказаться от влияния в этом регионе. Так что в Карабахе — момент истины, и для властей в Москве, и для властей в Ереване, и для армянской оппозиции, и для Пашиняна, который Навального приглашал и закрывал российское телевидение. И что? Помогло? И кто сейчас выступает за Армению с территории России — те, кого больше всего обгаживали в пашиняновских кругах — те же Соловьев, Затулин, Милонов и другие.

Ну и в заключение скажу, что создание «Туранской армии» противоречит иранским интересам. Туран противоречит Ирану — это исторические, культурные, смысловые, если хотите, антиподы.

Азербайджанская пропаганда: «Баку выбирает Европу»

В интервью Trend политолог Мубариз Ахмедоглы утверждает, что «Россия не смогла определить стандартное отношение к ЕАЭС, на который она возлагает большие надежды. ЕАЭС может постичь судьба СНГ». «Во время создания ЕАЭС Россия взяла на себя господствующую роль. По этой причине Россия приняла в ЕАЭС нарушившую территориальную целостность Азербайджана Армению и экстраполировала проблемы СНГ в этот Союз. Сейчас из-за изменения позиции Казахстана и Беларуси к происходящим в мире процессам, они не остались равнодушными к тому, что Россия опекает Армению, которая ни во что не ставит международное право… Нарушение международного права происходит каждую секунду, каждую минуту, каждый час, каждый день, каждый месяц, каждый год. Россия не просто закрывает на это глаза, но и создает для этого все условия. Так, газопровод, транспортирующий российский газ через территорию Армении на оккупированные азербайджанские земли, принадлежит России. Терпимость России к капризам Армении подталкивает других членов ЕАЭС к двойным играм против России».

По его мнению, «выбор азербайджанского народа — Европа». «Это видно на примере азербайджанской молодежи при её выборе места образования. Азербайджанская молодежь, имея возможность получить образования в Турции, Иране, России и Европе, больше всего выбирает Европу. Это — неслучайно. Он — показатель стратегического выбора азербайджанских властей», — считает автор.

На фоне открытия Европейских игр в Баку заместитель председателя Демократической партии Азербайджана Талият Алиев озвучил на Moderator.az названия стран, «которые составляют особый риск для Азербайджана». «Всем известно, что за прошедший период за террором и диверсий против нашей страны стояли спецслужбы России и Армении. Стало известно, что за некоторыми из них стояли спецслужбы Ирана. К сожалению, наши эти соседи никогда не были заинтересованы, чтобы Азербайджан жил и развивал как независимое и суверенное государство. Эти факторы говорят о том, откуда исходит опасность и от кого мы должны защищаться», — пишет Алиев.

Депутат парламента Вахид Ахмедов в интервью AİM.az среди причин падения цен на нефть назвал «оккупацию Крыма Россией, произошедшее на Донбассе и Луганске и увеличение добычи нефти в США». При этом он большой пессимист в вопросе о будущем России: «Есть серьезные проблемы у Российской экономики… И если так продолжиться в течение полугода, то экономика России потерпит фиаско».

Принимая во внимание заявления некоторых российских аналитиков, которых в Баку принимают в качестве «голоса Кремля» и утверждают, что якобы «после вступления Азербайджана в ЕАЭС будет разрешен Карабахский вопрос», политолог Фуад Гахраманлы на «Азадлыг» оценивает аналогичные заявления как «соблазнительное обещание И. Алиеву от Путина, которое не имеет реальных перспектив».

По его словам, на фоне конфронтации между Азербайджаном и Западом, «Россия старается еще больше включить Азербайджан в сферу своего влияния», а власти Азербайджана, «вступив в борьбу против Запада, требующего от властей страны демократию, ставят Азербайджан в еще большую зависимость от России». Гахраманлы утверждает, что «в этих целях даже изменился выдвинутый Россией тезис в Карабахском конфликте. Обсуждается вопрос о разрешении данного конфликта после вступления Азербайджана в Евразийский Союз». Бесперспективность таких обещаний объясняется тем, что «Россия не только не намерена выдвинуть какую-нибудь инициативу в целях обеспечения национальных интересов Азербайджана, его территориальной целостности, но создает условия для продолжения фактора оккупации его территорий путем покровительства над Арменией. А это связано со стратегическими интересами России на Южном Кавказе. Если учесть, что известные интересы России все еще остаются в силе, то нельзя ожидать, что с вступлением Азербайджана в Евразийский Союз Карабахский конфликт будет разрешен». На сегодня видимая часть проблемы заключается в том, что перед призывами Запада к демократизации общества «власти намерены согласиться с пораженческими условиями России. Антизападная политика властей ведет к международной изоляции Азербайджана и к ослаблению его позиций, его возможностей самозащиты перед Россией».

Депутат парламента, председатель партии «Умид» (Надежда) Игбал Агазаде в интервью Qafqazinfo считает неслучайным пожар в жилом доме, унесший жизнь 15 человек. Он думает, что данный пожар — «дело рук России»: «Азербайджан находится под давлением России. А Западный мир не в силах противостоять этому давлению. Мы выбрали путь интеграции в Европу. Но и Запад должен думать, как он будет защищать такие страны от давления России? Этот механизм слабый».

Эксперт по вопросам безопасности, экс-замминистра МНБ Сульхаддин Акпер ответил на комментарий депутата в газете «Азадлыг» тем, что «для этого И. Агазаде должен иметь довольно веские основания». Тем не менее, он думает, «учитывая то, что И. Агазаде является депутатом парламента и председателем политической партии, озвучивание им такого рода обвинений неслучайно». Он утверждает, что «во всем постсоветском пространстве, также и в Азербайджане, идет геополитическая борьба между США, Европейским Союзом, НАТО и Россией. Эта война ведется открыто, а местами скрыто… В этом смысле открыто чувствуется скрытая война спецслужб названных стран в Азербайджане».

В интервью Moderator.az С. Акпер утверждает, что недавнее заявление дипломата Арифа Мамедова, в котором он подверг критике действия чиновников в связи с пожаром в жилом доме, является неотъемлемой частью геополитической войны между Западом и Россией, и что этот пожар — «дела рук российской разведки».

Акпер полагает, что между Западом и Россией идет геополитическая схватка на пространстве СНГ, особенно ГУАМ: «В Азербайджане, в отличие от Украины, Молдовы и Грузии, она идет скрыто. В ходе этой борьбы активизируются спецслужб. Скрытая схватка за Азербайджан ужесточается с каждым днем». На фоне этого, он «чисто гипотетически» считает данное заявление дипломата «игрой, начатой российскими спецслужбами против Запада. Российские спецслужбы словно хотят показать азербайджанскому правительству, что Ариф Мамедов является именно тем человеком, которого ищут западные спецслужбы для того, чтобы в дальнейшем превратить в нового оппозиционного лидера».

Haqqin.az очень старается, чтобы «читатель уяснил, как российские и прочие спецслужбы внедряют свою агентуру в высшие эшелоны азербайджанской власти», что «кабинеты МИД Азербайджана буквально напичканы сексотами, которые ждут своего часа». Чтобы доказать это, портал напоминает о «скандальной истории нашего спецпредставителя в ООН, в прошлом офицера ГРУ Эльдара Гулиева» и называет всех их «минами замедленного действия», которые «будут взрываться и поднимать облако пыли еще не один год». Издание «не сомневается в том, что скандально известный дипломат А. Мамедов вобрал в себя культурное наследие русского и советского народов». И после своей краткосрочной армейской службы он «оказывается в Московском военном институте иностранных языков при Минобороны СССР. То, что этот институт готовил военных специалистов со знанием иностранного языка для Главного разведуправления Минобороны СССР — секрет Полишинеля». И предлагает: «Чтобы остановить этот процесс, нужно начать незамедлительную чистку во внешнеполитическом ведомстве, чтобы избавиться от дипломатов, которые в те или иные периоды истории своей жизни подпадали под контроль и влияние других государств и их специальных служб».

«Украинские уроки» Азербайджана

Кандидат экономических наук Шахмар Агабалаев перечисляет «украинские уроки» на «Эхо» в следующем порядке: 1) Несмотря на то, что Россия являлась гарантом суверенитета Украины, она разрушила ее территориальную целостность и унизила морально. Из исторического экскурса взаимоотношений можно увидеть, что русские цари постоянно при удобном стечении обстоятельств нарушали договора, заключенные украинскими гетманами. То есть имеется историческая последовательность в действиях русских, и украинцам надо было учесть этот момент, когда они отказались от ядерного оружия в 1993 году"; 2) Многим казалось, что Путин не начнет военные действия, так как русское общество не поддержит эту войну. Оказалось, совсем наоборот. Рейтинг Путина после военных действий в Украине достиг 89% - наивысшей точки в его политической карьере. Это говорит о том, что мы не очень хорошо знаем своего соседа и не очень искусны в политике, поэтому надо глубже изучать его; 3) Нам следует создать такую ситуацию, при которой сильным мира сего нужен будет целостный Азербайджан; 4) Россия вела борьбу целеустремленно, агрессивно, воинственно, цинично, напористо, используя как экономические, так и военные средства… В этой информационной войне было столько дезинформации и лжи, что это уже претило и мировым лидерам. Самой большой ложью было обвинение Украины в фашизме. Это было ударом ниже пояса. Русские ложными обвинениями не оставляют места для примирения в ближайшей перспективе; 5) России нужны уязвимый Азербайджан и слабая Армения; 6) В своей доктрине Россия больше похожа на Иран; 7) И сейчас Россия осталось одна против очень большой силы. Европа и Америка вместе производят 50 процентов мирового ВВП, а Россия — всего 2−3 процента. Надеяться на применение ядерного оружия? Глупо; 8) Почему так происходит с Россией? Наверное, основная причина в том, что все большие страны более двух веков имеют демократические институты и сменяемое правительство. В результате неконтролируемого народом правительства создается чувство безнаказанности, допускается много ошибок, что приводит к сегодняшней картине; 9) В России должны понять, что державность — это не то, когда ты можешь захватить новые территории; 10) Россия должна реформироваться. За последние годы очень большое число российских граждан получило хорошее образование в высших западных институтах. Многие из них успешны как у себя на родине, так и за границей. Думаю, что приход к власти этого класса — дело времени. И тогда Россия изменится…".

Карабах и нефтегазовые магистрали

Выступая на очередном заседании традиционного «Круглого Стола» экспертов на AZE.az, где обсуждался Карабахский конфликт, Ризван Гусейнов — директор Центра истории, доцент отделения Кафедры ЮНЕСКО/ЮНИТВИН — заявил о том, что «встреча в Сочи Керри с Путиным не сыграла какой-то особой роли в налаживании американо-российских отношений. А тем более нет повода утверждать о некоем согласии по разделению сфер влияния в Евразии между США и РФ. Скорее всего, нарастание противостояния в Украине, осложнение ситуации в Ираке, Сирии и новая активизация ИГИЛ лишний раз напоминает о том, что на данный момент идет обострение новой „холодной войны“ между Вашингтоном и Москвой».

Тем не менее, по оценке Гусейнова, «с некоторой долей уверенности можно говорить о понимании Россией того, что нет смысла чинить препятствия для реализации новых транзитных нефтегазовых магистралей из Центральной Азии по Каспию через Азербайджан, Грузию и Турцию в Европу. В этом вопросе чувствуется некий обновленный подход российской стороны, которая прежде очень жестко реагировала и категорически выступала против планов по созданию новых трубопроводов, которые через Каспий позволят углеводородам стран Центральной Азии широким потоком пойти на европейские рынки». А «наибольшим достижением американо-российского диалога в Сочи стало согласие России не чинить препятствия для реализации новых энерготранзитных проектов. В обмен на это, США гарантируют не устраивать проблем для строительства новых российских трубопроводов в Европу».

Отсюда и его вывод: «Естественно, что в этой ситуации значительно возрастает роль и авторитет Азербайджана, зарекомендовавшего себя на мировом рынке как надежный партнер и автор ряда смелых международных инициатив в транзите углеводородов. Азербайджан не только наращивает свою роль в энергетической сфере стран Европы, но и намерен участвовать в разработке нефтегазовых месторождения на Ближнем Востоке, в частности в Ираке. То есть, азербайджанский фактор в нефтегазовых и энерготранзитных сферах Евразии растет и приобретает все большую географию».

«Экспертная группа Avropa.info» пытается анализировать «Карабахскую и газовую дипломатию» в ходе поездки Путина и Эрдогана в Баку. При этом Группа утверждает, что «Азербайджан продолжает оставаться самым значимым игроком политической шахматной доски», и предполагает, что «от переговоров Баку-Москвы-Анкары будет зависеть будущее развитие региона», так как «отношение к проектам „Турецкий поток“ и „Транскаспийский газопровод“ сможет привести к серьезной корректировке стратегической внешней политики Азербайджана». Группа уверена в том, что «Баку в своей газовой дипломатии намекает, что интересы России будут учтены. Но при этом выдвигает условие: сперва Карабах, потом Евразийский Союз и обсуждение Транскаспийского газопровода. А Кремль требует сперва признать его условия, а потом уже приступить к обсуждению Карабаха, что напоминает известное выражение Ильфа и Петрова «утром деньги, вечером стулья». По мнению Группы, «демонстрация единой позиции со стороны Москвы и Анкары в этом вопросе проблематично, потому что эти проекты — конкуренты», а Кремль «ставит преграды на пути доставки азербайджанского газа в Европу». А президент Турции «в этом вопросе не сможет обойти без обсуждения с президентом АР».

В интервью Moderator.az глава Демократической партии Азербайджана Сардар Джалалоглы в качестве одной из причин недавних массовых арестов так называемых «кредитных олигархов» считает «требования России». «Возможно, в этом еще большую роль сыграл фактор России. Потому, что привлеченные к расследованию лица брали значительные суммы в кредит в российских банках. По моим сведениям, тот российский банк находится под непосредственным покровительством. Эти люди тем самым нанесли большой урон тому банку. Аресты реализованы согласно требованиям того банка. Тот банк требует возмещения ущерба. То есть эти аресты реализованы по настоянию России. Если Россия будет настаивать, тогда эти (имеется в виду руководство АР. — прим. Ф.А.) арестуют даже своих братьев. Тут нет ничего спорного».

Stas Jankowski

To convincingly lie, you need to know the truth well.