Menu
Прокладка Прохорова – вынужденный гей Олег Байбаков

Прокладка Прохорова – вынужденный гей Олег Байбаков

Депутата исключили из ЕР, после того как он не оплатил счет в караоке-баре

Депутата исключили из ЕР, после того как он не оплатил счет в караоке-баре

Спонсоры Собянина - Усманов и другие

Спонсоры Собянина - Усманов и другие

«Вор» старой формации. Тариела Сухумского похоронили в Подмосковье рядом с братом

«Вор» старой формации. Тариела Сухумского похоронили в Подмосковье рядом с братом

Frederic Jolio-Curie

TRUTH TRAVELED WITHOUT A VISA.

Кенес Ракишев: казахская *Семья* в степях Украины. Часть первая

В глазах многих украинцев иностранный инвестор является «лохом», которого можно «развести на бабки». Однако и в глазах многих иностранных инвесторов Украина – это территория, которую можно ограбить. К таким можно отнести казахстанского бизнесмена Кенеса Ракишева, пока что малоизвестного в нашей стране, а потому ошибочно воспринимаемого многими как респектабельный бизнесмен международного уровня с положительной репутацией. Но что на самом деле скрывается за его всегда оптимистической улыбкой?

Очень возможно, что в ближайшей время он вновь появится в Украине, и уже не для того, чтобы лишь взыскать еще один старый долг «БТА-Банку». Учитывая вероятность скорой рокировки кланов правящей элиты на его родине, Кенес Ракишев может оказаться изгоем. И если с новым пристанищем он уже определился, заранее прикупив в Европе дорогую недвижимость и себе, и своим боссам, то в поисках новых «пастбищ» для многомиллионных афер он не побрезгует и коллапсирующей украинской экономикой.

Восток – дело тонкое!

Казахстан считается самым демократическим из среднеазиатских государств — разумеется, лишь на фоне своих соседей. Его социально-политическая система имеет свою специфику, которая до сих пор препятствовала установлению в стране изолированной деспотии по типу Туркменистана или Узбекистана, а также препятствовала внутреннему конфликту элит и сползанию в хаос по примеру Таджикистана и Киргизстана. В первую очередь это следствие большой «русификации» Казахстана. Так, в 1991 году его население почти наполовину состояло из русских и украинцев, и даже после массового выезда 90-х, сейчас их доля достигает 25%. К этой славянской части населения, с её христианской, русско-советской, а теперь и прозападной культурой, стоит добавить и немалое число «русифицированных» казахов, с их совершенно «не местным», не среднеазиатским менталитетом. Эта часть населения, живущая в основном в северных и северо-западных областях Казахстана, при всей своей пассивности, не приемлет ни восточную деспотию, ни радикальный исламизм, ни казахский «кочевой» национализм. Нет в ней, понятное дело, и структуризации по родоплеменным кланам, как у остального коренного населения Казахстана, сосредоточенного преимущественного в южных областях. Для сравнения, в других среднеазиатских государствах очень высок процент «титульных» этносов (более 90%), менее затронутых «русификации» в прошлом и влияния западной культуры в настоящем, более консервативных, всё еще живущих по обычаям предков.

Поэтому политические кланы Казахстана отличаются от туркменских или киргизских, где даже в советское время «красный бай» опирался на многочисленную родню, на свой древний племенной клан. Помните как раньше «научный марксизм», описывая развитие человечества, вывел формулу постепенного распада родоплеменного строя с выделением знатных семей? Вот именно это и произошло Казахстане, где у власти стоят в основном семейные кланы, созданные еще советскими бонзами — хотя некоторые из них в той или ной мере связаны с родоплеменными казахскими кланами. Но у последних нет такой силы, чтобы взять всю страну в свои руки – даже у президентского рода шапрашты (племен Старшего Джуза), из которого происходит Нурсултан Назарбаев, бессменно управляющий Казахстаном с 1990 года.

1

Но Назарбаев не тиран, а скорее наделенный огромной официальной и неофициальной властью политический арбитр, почти три десятилетия удерживающий баланс кланов и группировок элиты Казахстана. В этом он очень похож на Леонида Кучму 90-х годов, так же как Казахстан похож на Украину с её очень разнящимися (политически и культурно) западными и восточными регионами, с её региональными олигархическими кланами (донецкими, винницкими, закарпатскими и т.д.). Вот только у Назарбаева хватило ума не натравливать одну часть страны на другую, как это сделали украинские политики. Его методы несколько иные: время от времени в Казахстане, под видом борьбы с коррупцией, громят тот или иной слишком уж зарвавшийся клан – в их числе даже относящиеся к кругу президентской «семьи». Кого-то сажают, кого-то даже убивают (под видом самоубийств и несчастных случаев), но многие опальные бонзы успевают сбежать за границу, объявив себя оппозиционерами. Да, при этом СМИ гремят резонансными делами, изобличаются расхитители и взяточники, но вся фиктивность такой «антикоррупционной борьбы» видна невооруженным глазом. В том числе и потому, что все антикоррпуционные органы Казахстана подчинены Назарбаеву, им они создаются, упраздняются и реорганизовываются.

Еще одна особенность Казахстана – его очень тесные экономические и политические отношения как с Россией, так с Западом (а также с Китаем), что делает его самой открытой страной Средней Азии. В то же время по всем международным рейтингам коррупции и гражданских свобод он находится в числе худших стран мира. Коррупция там обыденное дело, в том числе и на самом высоком уровне, но только обличать её публично просто некому – оппозиция в Казахстане находиться в еще более плачевном положении, что и в России. Причем, причины этого схожи: казахскую оппозицию возглавляют либо опальные проворовавшиеся чиновники (часто беглые), либо радикалы, либо получатели иностранных грантов – и никто из них не обладает более-менее пристойной поддержкой сограждан. Так что за приближенными к трону респектабельными казахскими миллиардерами, именующимися бизнесменами международного уровня, нередко стоит чудовищная коррупция, а то и уголовщина. Некоторые из них сами являются выходцами из ОПГ, некоторые давно срослись и даже породнились с ними.

Нужно заметить, что мир казахстанских ОПГ чрезвычайно разнообразен. Помимо классических территориальных и этнических группировок, а также милицейской и чиновнической мафии, там возникали клановые и родоплеменные ОПГ, очень тесно связанные с властью и правоохранительными органами. Там до сих пор есть очень сильные «транзитные» ОПГ, работающие с международной наркомафией; есть группировки, связанные с исламистами. Очень высоко поднялись международные ОПГ (особенно казахстано-российские), занимавшиеся темой большого сырьевого бизнеса (нефть, газ, металлы), но там постоянно идет жесткая борьба, поскольку это самый главный источник доходов всех крупных кланов Казахстана, там мимо бюджета каждый год проходят миллиарды. На их фоне пресловутые украинские «донецкие», и даже бывшие подручные Могилевича и Минина выглядят просто законопослушными пай-мальчиками. Ряд самых влиятельных казахстанских ОПГ уже давно сами стали властью, и теперь «борются с преступностью», уничтожая мелких конкурентов. Но всё это пока что нераскрытая книга, особенно для украинцев – зачастую ошибочно полагающих, что хуже отечественной мафии и коррупции нигде ничего нет. Отнюдь! Не просто есть, но и регулярно проникает в Украину с целью поживиться.

Олигарх по-казахски

Ракишев Кенес Хамитович родился 14 июля 1979 года в семье Хамита Кошановича Ракишева, который к тому времени уже был высокопоставленным чиновником Казахской ССР, и его карьера продолжала расти. После окончания Московского института торговли и Академии народного хозяйства, его отец в 80-х годах занял должности в республиканском руководстве, невероятно «блатные» по тем временам. По информации источников SKELET-info, тогда Хамит Ракишев имел контакты с торговой и хлопковой мафиями, а также с «цеховиками», которые контролировались как коррумпированной властью, так и криминалом. Кроме того, чуть позже Хамит Ракишев имел отношение к т.н. «торговым домам», которые в 1990-92 г.г. занимались закупками за границей продовольствия за валюту (республика брала западные кредиты, за которые потом рассчитывались нефтью и металлами), что сопровождалось масштабными аферами и хищениями. Стоял во главе этих «торговых домов» Сыздык Абишев, один «торговых начальников» еще советского Казахстана, родственник супруги Нурсултана Назарбаева и основатель президентского клана.

Конечно, всё это не сделало Хамита Ракишева самым богатым и влиятельным человеком республики: тогда всем рулила стоявшая на вершине пирамиды коррупции «партийная» мафия (кланы первых секретарей и министров), да и экономическая ситуация в 90-х резко изменилась. Однако наработанные связи и авторитет (во всех смыслах этого слова) позволили ему быстро вписаться в бурную жизнь нового независимого Казахстана: в 1993 году он занял пост председателя Торгово-промышленной палаты (ТПП) республики (готовили, что не без помощи Абишева), и оставался на нем до самой своей смерти в 2007 году. Формально это была, конечно, не ахти какая должность, но за фасадом ТПП в 90-е проворачивались очень лихие делишки и решалось очень много острых вопросов.

Одним из своих главных достижений Хамит Ракишев считал устроенный им брак своего сына Кенеса. Это был не просто брак по расчету, это был продуманный и рассчитанный на годы вперед клановый брак, закрепивший слияние семьи с Ракишевых с еще более могущественной семьей – такие браки планируют и устраивают годами. Супругой Кенеса стала его ровесница Асель Тасмагамбетова, старшая дочь высокопоставленного чиновника Имангали Тасмагамбетова, приближенного к самому президенту Назарбаеву.

1

Имангали Тасмагамбетов

В 80-х годах Имангали Тасмагамбетов внезапно поднялся из простого провинциального школьного учителя географии до первого секретаря ЦК ЛКСМ Казахстана. Многочисленные слухи утверждали, что это случилось благодаря поддержке Дариги Назарбаевой — старшей дочери будущего «казахбаши». Являющейся женщиной очень активной и продвинутой во всех отношениях, независимой вплоть до регулярных сор с отцом, водившая дружбу и с незнатными людьми (её муж Рахат Алиев в 80-х работал простым врачом). Она даже не обратила внимания на то, что Тасмагамбетов принадлежит к Младшему Жузу (Назарбаевы – к Старшему), но много лет спустя смекнула, что в этом его политический плюс как соратника президента. Кроме того, в советское время Тасмагамбетова начала поддерживать и Москва, и он до сих пор является одним их самых пророссийских политиков Казахстана.

1

Дарига Назарбаева

В 90-х годах Тасмагамбетов уже достаточно сблизился с самим Назарбаевым, став его доверенным человеком. С 1993 по 2004 год он попеременно занимал должности помощника президента, главы президентской администрации, вице-премьера. Затем в 2004-2014 Тасмагамбетов был акимом (главой администрации) Алма-Аты и потом Астаны, в 2014 вновь вернулся в правительство (министр обороны, вице-премьер), но в феврале 2017-го подвергся опале и был отправлен в почетную ссылку послом в Россию. Что же произошло? СМИ сообщали про острую борьбу за место наследника президентского трона, на который претендуют много влиятельных кланов, и первые их них — это кланы старшей (Дариги) и средней (Динары) дочерей президента. Эта борьба достигла накала в 2006-2007, когда ряд кланов объединились против Дариги и её мужа Рахата Алиева, который из простого хирурга вырос в большую политическую «шишку», куратора казахстанских спецслужб и покровителя целого ряда ОПГ. В итоге Алиев бежал из страны в Европу, был заочно приговорен по десятку статей к 20 годам лишения свободы, его брак с Даригой расторгли. В отместку Алиев написал книгу «Крестный тесть», повествующую подробности коррупции и клановой борьбы в окружении Назарбаева, и запрещенной в Казахстане. Ответный удар настиг Алиева через несколько лет: в 2014 году он был арестован в Вене по запросу казахстанских властей, а в феврале 2015-го якобы покончил с собою в тюремной камере.

В этом конфликте Имангали Тасмагамбетов выступил против своей бывшей покровительницы, на стороне клана её сестры Динары. Видимо, верх взяла типичная восточная расчетливость, к тому же у Тасмагамбетова и без того не складывались отношения с Алиевым. А вот окружение средней дочери президенты выглядело более перспективным. Динара состоит в браке с Тимуром Кулибаевым (и носит его фамилию), который еще в 90-е поднялся из мелкого чиновника Госплана до крупного бизнесмена, занимающегося финансами, нефтью и газом. К настоящему времени Динара и Тимур Кулибаевы входят в число богатейших олигархов Казахстана, их совместный капитал достигает 6,4 миллиардов долларов (против 700 миллионов у Дариги Назарбаевой), и это только официальные данные.

1

Динара Кулибаева (Назарбаева) с детьми и мужем Тимуром Кулибаевым

Одной из ступеней восхождения Тимура Кулибаева было создание в 2000 году ЗАО «КазТрансГаз». Данная фирма контролирует газопроводы и газохранилища, продает казахский газ на внутреннем и внешнем рынке – словом, это настоящий Клондайк! И вот тут мы находим любопытные факты из биографии нашего Кенеса Ракишева. В 1998-99 г.г., когда Кенес еще учился в Государственной юридической академии, отец пристроил его советником в Фонд безопасности дорожного движения при МВД Казахстана, так сказать набираться опыта. В 1999-м Кенес женится на Асель Тасмагамбетовой, и уже в 2000-м получает в подарок от своего тестя место менеджера в ЗАО «КазТрансГаз». А это значит, что уже тогда Имангали Тасмагамбетов был в доле с Тимуром Кулибаевым и поддерживал семейный клан средней дочери президента.

1

Тимур Кулибаев и Кенес Ракишев в Мекке

Сам же Кенес Ракишев, сблизившись через своего тестя с Тимуром Кулибаевым, становится его топ-менеджером и доверенным лицом (они даже вместе совершали хадж в Мекку). Это можно проследить и по его трудовой биографии: в 2002 он становится начальником Управления внешнеэкономических связей ЗАО «КазТрансГаз», а через год вице-президентом компании, тогда же получает должность замдиректора по экспорту ЗАО ТД «КазМунайГаз» (фирма Кулибаевых, через которую они контролируют экспорт и переработку нефти), в 2004 году он уже генеральный директор ТОО «Меркурий» (одна из фирм Кулибаевых), с 2006-го он председатель совета директоров «SAT&CO» (тогда это тоже была фирма Кулибаевых, лишь к 2015 году выкупленная Ракишевым). При этом совершенно непонятно, когда же столь занятый бизнесом молодой человек успел стать в 2007 году обладателем диплома бизнес-школы «Oxford Saïd», которым он постоянно хвастает, называя себя «выпускником Оксфорда» (хотя это не так, он всего лишь получил диплом школы при этом знаменитом вузе, который ему просто купили).

Кстати, «Казкоммерцбанк», руководителем и совладельцем которого был Кенес Ракишев, сейчас тоже находится в собственности «Народного банка Казахстана» — основателем и владельцев которого является Тимур Кулибаев. Поэтому о Кенесе Ракишеве уже давно говорят не столько как о тесте Тасмагамбетова, сколько как о «бухгалтере» и доверенном лице Тимура Кулибаева, как о члене его семейного клана. Через который он получил прямой доступ к самому Нурсултану Назарбаеву, что позволяло Ракишеву безнаказанно проворачивать немало разных афер.

1

Кенес Ракишев и Нурсултан Назарбаев

С каждым годом его родство с Имангали Тасмагамбетов и партнерство с Тимуром Кулибаевым становилось всё более важным, потому что этих двоих всё чаще пророчили в преемники Назарбаеву. Тасмагамбетов выглядел перспективным с политической точки зрения, так как мог заручиться поддержкой большинство избирателей Казахстана: и коренных «южан», и славянского «севера». А Кулибаев, если не акцентировать на его статусе президентского тестя, вполне мог сойти за «успешного бизнесмена», такого себе казахского Виктора Пинчука.

Вот только пока они решали, кто из них станет новым президентом, а кто вторым лицом государства, произошел ряд неожиданных событий. Еще в 2012-14 г.г. Тимур Кулибаева начал потихоньку впадать в опалу — возможно, из-за давнего громкого публичного скандала вокруг своих слишком близких отношений с Гогой Ашкенази, которые он так и не разорвал, как обещал. А в 2014 году в политику вернулась помирившаяся с отцом Дарига Назарбаева, ставшая сначала вице-спикером нижней палаты парламента, а затем сенатором верхней. Она взяла под свой контроль парламентские фракции правящей пропрезидентской партии «Нур Отан», и стала активно раскручиваться как публичный политик. Но главное, что, по информации источников SKELET-info, старшая президентская дочь нашла общий язык с крупнейшими «независимыми» кланами Казахстана (например, клан Булата Утемуратова), теми, кто находился с Назарбаевым в договорных, а не вассальных отношениях. Сейчас эти кланы ищут нового арбитра, будущего президента Казахстана, и, хотя сами они не участвуют в войне за престол, их поддержка чрезвычайно важна. На кого попало они не поставят – так, по слухам, этим кланам не нравятся Кулибаевы из-за их чрезмерной жадности и риска того, что те, придя к власти, начнут большой передел.

И вот в начале 2017 года Дарига нанесла по клану своей сестры мощный удар. Имангали Тасмагамбетов был отправлен послом в Россию (и то только благодаря благосклонности президента), а Тимура Кулибаева и его партнеров, включая Кенеса Ракишева, начали медленно прессовать. Конечно, их бизнес пока что не трогают, поскольку он всё еще связан со средней дочкой президента (и другими влиятельными кланами), но Кулибаев уже, что называется, готовится к худшему, а потому предпринимает кое-какие действия со своими активами. В основном Кулибаева и его окружение сейчас бьют политически, информационно, путем публикаций компромата. Благо этого компромата на них предостаточно, в том числе и на Кенеса Ракишева.

Что случилось с «БТА»?

На протяжении многих лет двумя очень обильными источниками компромата на окружение президента Назарбаева были два сбежавших в Европу олигарха: Рахат Алиев и Мухтар Аблязов. Теперь бывший супруг Дариги Назарбаевой мертв, и Аблязову приходится, как говорится, работать за двоих. Как же он оказался в изгнании?

1

Мухтар Кабулович Аблязов

Мухтар Аблязова называли гением финансовых афер еще в 90-е годы, когда он умудрился купить акции государственного «Банка Туран Алем» (БТА) за деньги, взятые в кредит у этого же банка. Впрочем, одного гения тут было мало, и никто бы не позволил ему в одиночку провернуть такой финт, если бы за Аблязовым не стоял Нурлан Балгимбаев, который в 90-х являлся, пожалуй, самым влиятельным человеком Казахстана. В советское время он был большим чиновником нефтегазовой отрасли, в начале 90-х сблизился с американцами (его партнером был бизнесмен Джеймс Гиффен, фигурант «Казахгейта»), он создавал замысловатые нефтяные и финансовые схемы в доле с президентской семьей, и потому негласно звался «кассиром Назарбаева». Масштабы деятельности Балгимбаева выходили далеко за пределы Казахстана: так, он помогал создавать нефтяные схемы дудаевской Ичкерии, был близким другом и деловым партнером Зии Бажаева, и помог «дудаевцам» закрепиться в Украине. Это не без помощи Балгимбаева они взяли под свой контроль Херсонский НПЗ, членом совета директоров которого он был. Что же касается Аблязова, то он был при Балгимбаеве таким себе бухгалтером – играя такую же роль, какую при Кулибаеве отводят Кенесу Ракишеву. Только его статус в клане был чуток ниже из-за отсутствия необходимых родственных связей.

(продолжение следует)

Stas Jankowski

To convincingly lie, you need to know the truth well.