Menu
Жизни Антона Вуймы угрожают из-за разоблачений коррупции на Западном Скоростном Диаметре

Жизни Антона Вуймы угрожают из-за разоблачений коррупции на Западном Скоростном Диаметре

Брат диктатора – закон. Брат Назарбаева как признак скорой революции

Брат диктатора – закон. Брат Назарбаева как признак скорой революции

Зарубежные связи судьи Натальи Богаткиной

Зарубежные связи судьи Натальи Богаткиной

Господин «отжиматель» Янчуков?

Господин «отжиматель» Янчуков?

Frederic Jolio-Curie

TRUTH TRAVELED WITHOUT A VISA.

За банкира Юна и депутата Антонова отсидят коллеги?

За банкира Юна и депутата Антонова отсидят коллеги?

В конце сентября нынешнего года арбитражный суд Московского округа отправил на новое рассмотрение заявление Агентства по страхованию вкладов (АСВ) о взыскании с бывших руководителей ОАО «Банк «Народный кредит» (БНК) 18 миллиардов рублей убытков, говорится в материалах суда.

Напомним, что АСВ является конкурсным управляющим банка. Еще в 2014 году Банк России принял решение об отзыве у БНК лицензии в связи с неисполнением кредитной организацией федерального законодательства, нормативных актов Банка России. К этому моменту кредитная организация не отвечала требованиям по достаточности капитала, ее деятельность сопровождалась критическим снижением собственных средств и неспособностью удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам.

АСВ, как управляющим банком, было установлено, что в период с 1 ноября 2011 года по 1 октября 2014 года действиями контролирующих банк лиц по выдаче кредитов подставным фирмам, БНК был нанесен ущерб. Эти организации не вели хоздеятельность, сопоставимую с масштабами кредитования, и не обладали собственным имуществом и доходами, позволявшими обслуживать ссудную задолженность. Иными словами, кредиты выдавались в условиях отсутствия ликвидного обеспечения и выводом из банка денежных средств «Народному кредиту» были причинены убытки, делает вывод управляющий.

Председателем правления «Народного Кредита» в этот период и вплоть до отзыва у банка лицензии был Виталий Юн. Он же являлся членом совета директоров и, что важнее, председателем кредитного комитета банка. Именно его подписи стоят под подавляющим большинством кредитных соглашений, при помощи которых осуществлялся вывод средств БНК. Без его санкции как руководителя банка и главы кредитного комитета банк просто не мог кредитовать крупных заемщиков.

Пожалуй, кроме Юна определять кредитную политику БНК мог разве что еще только один человек – работодатель Юна депутат Мосгордумы Игорь Антонов, который через членов своей семьи фактически владел банком в тот период. По состоянию на начало 2014 года контрольный пакет акций БНК принадлежал семье Антоновых(71,72 % акций до 1 апреля 2014 года и 49,9 % после 1 апреля 2014 года). На детей депутата – Анну и Андрея Антоновых были записаны 23,26%, их мать Евгения Антонова владела долей в 17,3% через компанию «Уолбром Консалтинг Лтд.» и еще частью пакета — через ООО «Агентство исследований инвестиций» (в общей сложности доля этой компании в «Народном Кредите» составляла 12,7%). Из пяти членов совета директоров банка трое, включая председателя Николая Алексеева, были представителями Антонова, а четвертым был г-н Юн.

В июне 2016 года по заявлению представителей АСВ как правопреемника «Народного кредита» было возбуждено уголовное дело по факту хищения имущества «Народного кредита». В 2013-2014 гг «Народным кредитом» были выданы заведомо невозвратные кредиты подставным компаниям более чем на 6,5 млрд рублей. Однако выдававший эти кредиты Виталий Юн так эффективно пообщался с представителями следствия, что сам, оставшись на свободе, отправил в СИЗО пятерых своих коллег и контрагентов. О фактическом владельце банка депутате-единороссе Антонове следствие вообще не вспомнило.

По этому делу уже более двух лет под стражей находится бывший замминистра энергетики, президент АО «Евразийский» Станислав Светлицкий, а также еще четыре человека, которых следствие, а с мая этого года и обвинение, считают причастными к выводу средств БНК. Уголовное дело, вмещающее в себя несколько эпизодов и составляющее 115 томов, в настоящее время рассматривается Пролетарским районным судом г. Ростова-на-Дону (судья Калитвинцев С.В.). Хотя дело первоначально должно было быть направлено для рассмотрения в Тверской районный суд г. Москвы, но по необъяснимой причине оно осталось в Ростове. Выглядит все так, будто кто-то очень сильно заинтересован, чтобы дело не оказалось в столице, где сопровождающие его многочисленные странности могут привлечь внимание в Верховном суде или в центральном аппарате СКР.

Странностей здесь и в самом деле хватает. В основу обвинения положены лишь показания Юна, который в ходе своего допроса от 08 октября 2016 года сообщил, что якобы действовал по указанию Светлицкого.

По непонятной причине, следователи не подвергли показания бывшего главы банка сомнению и перепроверке, хотя очевидно, что обвиняемый Светлицкий не обладал полномочиями, которые позволяли бы ему давать указания председателю правления и влиять на кредитную политику. Следствие, похоже, даже не задалось вопросом, точнее не адресовало его Юну, – с какой стати тот в принципе стал бы прислушиваться к указаниям не основного владельца банка, а одного из миноритариев. Имея «удобные» обвинительные показания, следователи СК не обременяют себя поиском улик и доказательств. При этом следователи препятствует проведению очной ставки между Юном и Светлицким, так как сами понимают, насколько противоречивы показания банкира и хрупка собственная версия следствия.

Следственный комитет лишь создает видимость активности по расследованию дела. Так, весной нынешнего года Басманный суд Москвы заочно арестовал бывшего первого заместителя предправления «Народного кредита» Игоря Стребкова. Стребков, заместитель и правая рука Юна, вовремя успел уехать в Лондон. Именно Стребков и Юн распоряжались имуществом банка, обеспечивая заключение кредитных договоров как лично, так и посредством оказания давления на членов кредитного комитета, с подставными фирмами, созданными или подконтрольными им самим, либо владельцу банка Антонову. Как видно, СК проще ловить беглого клерка в Лондоне, чем всерьез разбираться в роли, которую сыграли собственник и глава банка в деле его банкротства.

Чем мотивирована такая ангажированность следствия можно только догадываться. Вот только получается, что цели следствия и г-д Юна и Антонова странным образом синхронихированы. И состоят эти цели, по крайней мере такое впечатление оставляет течение этого дела, в том, чтобы переложить ответственность за хищение средств банка на других и не переусердствовать в поиске похищенного, чтобы ненароком эти деньги не нашлись не там, где нужно…

Источник: “http://www.rospres.com/finance/25727/”

Stas Jankowski

To convincingly lie, you need to know the truth well.